ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ГРАЖДАН В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Материалы выступлений спикеров Международной онлайн-конференции «Профессиональное представительство в суде. Новые вызовы юридической профессии».

Выступление адвоката Коллегии адвокатов г. Нур-Султан Шайхиной А.Т.


Тема сегодняшней конференции предполагает обсуждение большого круга вопросов, касающихся осуществления адвокатской деятельности в гражданском процессе.
Вопросы профессионального представительства входят в общую систему судопроизводства и конечно, не могут обсуждаться вне происходящих реформ в судебной и правоохранительной системах.
Полагаю, что направленность обсуждения злободневных и актуальных вопросов, волнующих адвокатское сообщество должна проходить под девизом: меры, принимаемые в целях совершенствования института представительства должны быть направлены в первую очередь на полноценную реализацию права гражданина на судебную защиту, а не для улучшения своего существования, создания удобства для представителей, расширение их прав, снятия ответственности с представителей за результаты своей работы.
Чтобы не получилось, как со всеми реформами, изменениями и дополнениями в процессуальное законодательство, которые проводятся судами с одной мотивацией – снизить судебную нагрузку. Никогда я не слышала, чтобы предлагаемые те или иные поправки были обусловлены интересами граждан и направлены на расширение возможностей судебной защиты. Напротив, в результате последних изменений в гражданском процессе доступ к правосудию сокращается, о чем свидетельствует то, что расширяется круг категории дел, требующих обязательного досудебного регулирования, введены в обязательном порядке по всем категориям споров примирительные процедуры, ограничены возможности кассационного обжалования судебных актов.
Предложения по введению обязательных правил поведения представителей в судах, на мой взгляд, также направлены на всемерное облегчение гражданского процесса, в первую очередь, для суда. Многочисленные нарекания со стороны адвокатов относительно создания всевозможных барьеров уже на стадии обращения в суд, когда иски возвращаются без какой либо обоснованной мотивировки, совершенно справедливы. Думаю, что выражу мнение большинства, если скажу, что последнее время наблюдается тенденция, прямо противоречащая и идущая вразрез конституционному праву граждан на судебную защиту.
В постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 29 марта 1999 г. № 7/2 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 13, пункта 1 статьи 14, пункта 2 статьи 76 Кон¬ституции Республики Казахстан» норма п.2 ст.13 Конституции Республики Казахстан «Каждый име¬ет право на судебную защиту своих прав и свобод» означает право любого человека и гражданина обратиться в суд за защитой и восстановлением нарушенных прав и свобод. Реализация этого права осуществляется на основе и в порядке, установленном законом.
Далее, в нормативном постановлении «Об официальном толковании п.1 ст.4 и п.2 ст.12 Конституции Респуб¬лики Казахстан» от 28 октября 1996 г., признает конституционные права и свободы абсолютными, т.е. распространяющимися на каждого человека, находящегося на территории Республики Казахстан, независимо от его принад¬лежности к гражданству, не отчуждаемыми, что означает то, что установ¬ленных Конституцией прав и свобод человек не может быть лишен никем, в том числе и государст¬вом, кроме случаев, предусмотренных Конституцией и принятыми на ее основе законами. В соответствии с п.3 ст.39 Консти¬туции, ни в каких случаях не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные ст.ст.10, 11, 13, 15, п.1 ст.16, ст.ст.17, 19, 22, п.2 ст.26 Конституции.
Надо сказать, что закрепленные Конституцией РК права гражданина корреспондируются с положениями, ратифицированной Казахстаном Всеобщей Декларации прав человека ООН 10 декабря 1948 года, основной тезис которой заключается в том, что Уважение, соблюдение и защита прав человека является обязанностью государства, в частности
то, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и естественных пра¬вах, и государство обязано: Обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лица¬ми, действовавшими в официальном качестве; Обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властя¬ми или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судеб¬ной защиты; Обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются.
В связи с этим, я разделяю тревогу адвокатского сообщества относительно предлагаемых поправок в нормы закона по вопросам представительства, да и не только. Мы должны понимать, что некоторые из них могут привести к прямому ущемлению прав граждан на полноценную судебную защиту, поскольку касаются независимости адвокатов в своей профессиональной деятельности. Ведь мы, адвокаты, представляем в судебном процессе не свои интересы, а защищаем нарушенные права и свободы обратившихся за помощью граждан.
Выбор темы нашей встречи на таком высоком уровне, обусловлен прежде всего тем, что сегодняшние реалии предъявляют к профессиональным представителям сторон в гражданском процессе, и в первую очередь – адвокатам, довольно высокие требования. Причины можно назвать самые разные: реформы судебной и правоохранительной системы, отношение и оценка обществом происходящих явлений, вовлечение граждан в процессы общественного контроля и государственного управления, различные законодательные инициативы. В любом случае, полагаю, что обсуждение такой животрепещущей темы имеет конечную цель – создать качественную и эффективную модель организации профессиональной защиты прав граждан в суде, направленную на действительное, а не мнимое обеспечение реализации возможностей наших граждан на судебную защиту своих прав и свобод.
В этой связи хотелось бы отметить как положительный фактор внедрение в Казахстане административной юстиции, которое стало важным шагом в развитии правового государства нашей республики и подняло на более высокий уровень эффективность защиты конституционных прав казахстанских граждан. Активная роль суда, закрепленная в АППК, направлена, прежде всего, на обеспечение гарантии права гражданина на судебную защиту.
На фоне принятия АППК и провозглашенных в нем демократических принципов судопроизводства, простите, некоторые новеллы в гражданском процессе можно рассматривать как шаг назад в демократизации общества, и идущие вразрез общей политики государства.
Итак, право граждан на получение квалифицированной юридической помощи прямо предусмотрено пунктом 3 ст. 13 Конституции РК.
Оказание квалифицированной юридической помощи возложено на адвокатов, а после принятия в 2018 году Закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» в число этих лиц вошли также и юридические консультанты.
Сегодня происходит очень бурное обсуждение роли адвокатуры в жизни общества, вопросов организации адвокатской деятельности, управления адвокатским сообществом, допуска к профессии, обеспечение безопасности адвокатов.
В своем послании народу Казахстана Президент Токаев К.К. сказал: Защищая права граждан, нельзя забывать и о правах правозащитников, в том числе адвокатов. Следует обеспечить безопасность их деятельности, пресекать незаконные действия, препятствующие их работе.
В связи с этим представляю совершенно правильным вовлечение адвокатского сообщества в обсуждение и принятие законов и иных нормативных актов, касающихся деятельности адвокатуры. Необходимо строго контролировать принимаемые поправки через призму прав интересов граждан, не допуская конфликта с профильным законом и миссией адвокатуры.
Как известно, новое – это хорошо забытое старое. В этой связи, хотелось бы напомнить уважаемые коллеги события 2009 года, когда был принят Закон РК «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма». Если помните, то в состав субъектов финансового мониторинга были включены адвокаты. Это вызвало шквал недовольства со стороны нашего сообщества и явилось, в конце концов, предметом обсуждения Конституционным Советом РК. Речь идет о нарушении ст.18 Конституции, устанавливающей принадлежность гражданам права на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничения этого права допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом.
Так вот, в своем Нормативном постановлении от 20 августа 2009 года № 5 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 18 Конституции Республики Казахстан и проверке на соответствие Конституции Республики Казахстан Закона Республики Казахстан «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма» и Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма» Конституционный Совет дал четкую и ясную формулировку назначению адвокатуры. Это единственный официальный документ, как мне кажется, в котором объемно отражается место и роль адвокатуры в обществе.
Позволю себе привести некоторые формулировки п. 3.1 этого постановления, которые, на мой взгляд, актуальны при разрешении всех споров, касающихся нормативного регулирования деятельности адвокатов.
В соответствии с Конституцией «каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами» (пункт 1 статьи 13), «каждый имеет право на получение квалифицированной юридической помощи» (пункт 3 статьи 13), «каждый задержанный, арестованный, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента, соответственно, задержания, ареста или предъявления обвинения» (пункт 3 статьи 16).
Согласно Закону Республики Казахстан от 5 декабря 1997 года № 195-I «Об адвокатской деятельности» (пункты 1 и 2 статьи 1), «адвокатура призвана содействовать реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией Республики Казахстан права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юридической помощи», «адвокатура организует деятельность адвокатов по защите по уголовным делам, представительству по гражданским, административным, уголовным и другим делам, а также по оказанию иных видов юридической помощи в целях защиты и содействия в реализации прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов юридических лиц». Организация и деятельность адвокатуры основывается на принципах «осуществления адвокатской деятельности методами и средствами, не запрещенными законодательством», «соблюдения норм профессионального поведения и сохранения адвокатской тайны».
Указанные гарантии адвокатской деятельности конкретизированы в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года № 206-I (статья 74), Гражданском процессуальном кодексе Республики Казахстан от 13 июля 1999 года № 411-I (статья 18) и в Кодексе Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года № 155-II (статья 23).
Анализ норм пунктов 1 и 3 статьи 13 и пункта 3 статьи 16 Конституции в системной связи с положениями вышеуказанных законов показывает, что Конституция возлагает на адвокатов особую обязанность по оказанию квалифицированной юридической помощи как физическим, так и юридическим лицам, а на государство — по обеспечению конституционного права каждого на такую помощь. Изложенное корреспондирует выводам, содержащимся в постановлении Конституционного Совета от 2 июля 1999 года № 12/2 «О соответствии пункта 3 статьи 20 Закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности» Конституции Республики Казахстан», о том, что конституционно-правовая задача оказания квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам является обязанностью, главным образом, адвокатов.
В соответствии с пунктом 22 Основных принципов, касающихся роли юристов, принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, и Законом Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности» (статья 3) важнейшим принципом адвокатской деятельности является обеспечение адвокатской тайны.
Фундаментальной основой права на получение квалифицированной юридической помощи в части взаимоотношений адвоката и гражданина является взаимное доверие сторон, когда клиент сообщает лицу, не связанному с ним кровно-родственными и иными близкими отношениями, какие-либо сведения о себе с уверенностью, что они не станут известны третьим лицам и не будут обращены ему во вред. Возложение на адвокатов, согласно Закону № 1, обязанности доводить до сведения уполномоченных органов информацию о своих клиентах может подрывать доверие к адвокатам и приводить к самоограничению человека при принятии решения об обращении за квалифицированной юридической помощью.
Пункт 3 статьи 10 Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма». освобождающий адвоката от обязанности представлять сведения и информацию по вопросам финансового мониторинга при оказании юридической помощи в органах дознания и предварительного следствия и судах, не устраняет полностью возможности нарушений прав участников правоотношений вне указанной сферы деятельности.
Конституционный Совет полагает, что в силу специфики адвокатской деятельности, направленной на выполнение обязанности по оказанию гарантированной Конституцией каждому квалифицированной юридической помощи, в данном Законе для адвокатов необходимо предусмотреть дополнительные правовые механизмы, исключающие конфликт между выполняемой адвокатом конституционно-значимой миссией и вводимой для них законом обязанностью по информированию уполномоченного органа о сомнительных финансовых сделках своего клиента.
Как вы знаете, в соответствии с указанным нормативным постановлением п.7) ст. 3 Закона принят в следующей редакции:
7). адвокаты, юридические консультанты и другие независимые специалисты по юридическим вопросам – в случаях, когда они от имени или по поручению клиента участвуют в операциях с деньгами и (или) иным имуществом в отношении следующей деятельности: купли-продажи недвижимости; управления деньгами, ценными бумагами или иным имуществом клиента; управления банковскими счетами или счетами ценных бумаг; аккумулирования средств для создания, обеспечения, функционирования или управления компанией; создания, купли-продажи, функционирования юридического лица или управления им.
То есть адвокат наделен обязательствами субъекта финансового мониторинга только при оказании правовой помощи, выходящей за пределы осуществления адвокатской деятельности по защите или представительству в суде.
За¬кон РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» от 5 июля 2018 года в ст. 31 в качестве основной задачи возлагает на адвокатуру содействие реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией РК права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юриди¬ческой помощи.
Следует понимать, что на квалифицированную юридическую помощь имеют право все граждане без исключения. В то же время Государство для определенной категории граждан гарантирует предоставление такой помощи бесплатно. Поэтому не следует понимать, что иные, а фактически большая часть граждан не наделена правом на получение юридической помощи.
Если в уголовном процессе квалифицированная юридическая помощь оказывается путем защиты, то в гражданском процессе граждане в случае обращения за защитой нарушенного права могут получить помощь юриста в виде консультаций, а также путем представительства адвокатом или юрисконсультантом его интересов в суде.
В рамках сегодняшней тематики мы рассматриваем деятельность адвокатов и юридических консультантов в качестве представителей только в суде, поскольку ГПК урегулирована деятельность представителей только в судебном процессе. Поэтому нет нужды раскрывать в настоящем докладе деятельность адвокатов вне процесса — консультации, правовые заключения, представительство в государственных и негосударственных органах.
С введением в действие АППК нормы ГПК по регулированию деятельности представителей распространяются также на представительство в административном судопроизводстве.

Роль и значение профессионального представительства можно выразить известным высказыванием американского астронавта и философа Огастина Норман : В бое быков выигрывают не быки, а люди. В стычках людей выигрывают не люди, а адвокаты.

Поэтому мы все должны понимать, что от того, насколько законодательно будут урегулированы права и закреплены гарантии их соблюдения для профессионального представителя, будет зависеть, в первую очередь эффективная и полноценная реализация прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи и как следствие – судебную защиту.

Вопросам представительства в гражданском процессе уделяется достаточно большое внимание со стороны законодателя и судебных органов. Взять хотя бы тот факт, что нормы о представительстве в ГПК периодически пересматриваются. Объясняется это тем, что суды нуждаются в грамотном правовом сопровождении рассматриваемых споров для выработки правоприменительной практики, более полного и объективного исследования обстоятельств дела при том, что сам суд будучи освобожден от сбора доказательств, в то же время обязан предоставить все возможности для отстаивания своих прав сторонам, проявляя при этом беспристрастность и объективность. Так кто же, если не профессиональный юрист, может предоставить суду доводы стороны, подкрепленные правовой базой, доказательствами и соответствующей аргументацией, соблюдая при этом принципы добросовестности, разумности и справедливости, не злоупотребляя правом.
Одним из поводов для организации нашей конференции послужило то, что некоторые коллегии предложили отождествлять статус представителя в гражданском процессе с ролью помощника правосудия, закрепив на законодательном уровне ограничения в способах защиты и ответственность за невыполнение этих установок. Право на оценку действиям представителя, не соблюдающего предъявляемые требования, предлагается возложить на суд. Разработана и предложена к обсуждению концепция совершенствования развития гражданского процессуального законодательства в вопросах представительства.
Позволю себе не согласиться с предлагаемой концепцией, имеющей вроде благую цель, и направленную на развитие и совершенствование института представительства, но, на самом деле представляющую опасность для граждан, рассчитывающих на соблюдение конституционных гарантий при обращении за профессиональной защитой. Наделение дополнительными обязательствами представителя гражданина, тем самым возникает риск возникновения конфликта между выполняемой адвокатом конституционно-значимой миссией и вводимой для них законом обязанностью, как сказано в приведенном выше Нормативном постановлении Конституционного Совета.
Да, термин адвокат как слуга или помощник правосудия допускается к применению. Но на мой взгляд он несет в себе более глобальный смысл и подчеркивает роль адвоката в системе правосудия в целом. Можно понимать его так, что правосудие зависит во многом от подготовленности и квалификации представителей сторон, чья помощь для суда поистине необходима. Думаю, что инициаторы предложения хотели этим подчеркнуть значимость представителя в процессе. Что же касается введения этого термина в гражданский процесс, и более того, наделения представителя в связи с такой формулировкой статуса представителя в процессе дополнительными обязательствами перед судом, то я поддерживаю многих коллег в том, что такие нововведения идут вразрез с интересами лиц, которых представляют адвокаты и юридические консультанты. Не вызывает споров утверждение о том, что конституционные права граждан могут защищаться всеми не запрещенными способами, поэтому любое ограничение в выборе формы защиты сведет на нет положения конституциональных положений, о чем я говорила выше.
В соот¬ветствии с постановлением Конституционного Совета Республики Казахстан от 29 марта 1999 года № 7/2 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 13, пункта 1 статьи 14, пункта 2 статьи 76 Кон¬ституции Республики Казахстан» равенство перед законом означает, что именно в законах определя¬ются конкретные условия и обстоятельства, позволяющие реализовать права и свободы человека и гражданина.
Поэтому любые изменения норм процессуального законодательства, если они хоть в какой то степени могут привести к ущемлению или иным образом повлиять на полноту права граждан на судебную защиту, должны тщательно исследоваться на предмет соответствия Конституции РК.

История показывает, что институт представительства прошел долгий путь развития, начиная с Древнего Рима, где патриции для защиты своих прав сначала выдвигали адвокатов, выступающих больше как ораторы, Древнего Китая, где мандарины (знатные граждане) в силу своего положения считали нг7еприличествующим самим участвовать в судебных тяжбах\, для чего отправляли в суд своего представителя. Вообще в Древнем Китае институт представительства допускал даже выставить своего представителя за вознаграждение для отбывания наказания и даже смертной казни, а женщины вообще не могли участвовать в судебных тяжбах и их обязаны были представлять члены семьи мужского пола. На более высокой ступени развития судебное представительство стоит в мусульманских странах. Мусульманскому праву известен даже договор доверенности.
Со временем осуществление защиты и представительства потребовало от представителей уже юридической квалификации, стали привлекаться для защиты правоведы.
Постепенно статус представителя в гражданском процессе приобретал все более конкретную форму, и наше отечественное законодательство также не оставалось в стороне.
Сегодня в нашем процессуальном кодексе мы видим, на мой взгляд совершенную модель представителя в гражданском процессе, отвечающую конституционным принципам и корреспондирующую с международными стандартами, Законом «Об адвокатской деятельности и юридической помощи».
Полномочия адвоката в гражданском процессе четко определены и фактически ограничиваются участием в исследовании доказательств и прениях. Эти полномочия можно назвать лишь правовым сопровождением стороны в гражданском процессе. Что же касается прав, принадлежащих только стороне, то законодатель предусмотрел, что они могут быть переадресованы представителю только на основании по доверенности. К ним относятся:
подписание искового заявления,
передача дела в арбитраж,
заключение мирового соглашения, соглашения об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или соглашения об урегулировании спора в порядке партисипативной процедуры,
полный или частичный отказа от иска или признания иска,
увеличение или уменьшение предмета исковых требований,
изменение предмета или основания иска,
передача полномочий другому лицу (передоверия);
обжалование судебного акта в апелляционном, кассационном порядках,
подача заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам,
требование принудительного исполнения судебного акта,
получение присужденного имущества,
отказ от апелляционной жалобы, ходатайства.

В этой связи есть предложение адвокатскому сообществу разработать и внедрить форму доверенности. А, поскольку Ст. 58 ГПК указывает адвокатов как представителей по поручению, то можно разработать типовой договор на оказание юридической помощи по гражданскому делу в форме поручения. Предложить судам электронный формат этих документов для использования в судебном кабинете.

О Pressa

Пресс-секретарь Республиканской коллегии адвокатов

Добавить комментарий: