Верховенство закона – смысл  существования адвокатуры

Ануар Тугел, председатель Республиканской коллегии адвокатов

В рамках реализации поручений Главы государства по обеспечению верховенства закона как важной части институциональных реформ соответствующей рабочей группой Национальной комиссии были рассмотрены предложения адвокатского сообщества, нацеленные на совершенствование судоустройства и судопроизводства. Многие из них были одобрены и станут ядром важных законодательных изменений. 

Излишне говорить, насколько вся деятельность отечественной адвокатуры зависит от реализации принципа верховенства закона — путь к которому невозможен без модернизации правоохранительной и судебной систем.

Благодаря инициативам Президента, сегодня, как никогда, обоснованны наши надежды, что страна, наконец, сумеет окончательно изжить непростое наследие обвинительного, политически мотивированного советского правосудия, обеспечить беспристрастность, справедливость и независимость судебной системы, как ключевой фактор правового государства. В свою очередь, суд обретет это качество лишь в случае обеспечения равных прав и возможностей участников процесса — прежде всего, за счет реального повышения статуса, усиления гарантий, расширения полномочий адвокатов по защите прав и законных интересов граждан. Именно на это нацелены одобренные Национальной комиссией предложения адвокатского сообщества, на которых я, в качестве участника ее соответствующей рабочей группы, и хотел бы подробнее остановиться.

Как известно, одна из важнейших задач, поставленных в этой сфере Главой государства — обеспечение баланса между обвинением и защитой в судах за счет передачи созданному институту следственного судьи полномочий по санкционированию всех следственных действий, потенциально ограничивающих конституционные права человека и гражданина. На практике это означает и необходимость передачи следственному судье полномочий по санкционированию негласных следственных действий, которые по действующему законодательству производятся с согласия прокурора.

 Расширение полномочий суда в этом направлении особенно важно — поскольку только суд беспристрастный, независимый от органов уголовного преследования, руководствующийся исключительно требованиями закона, а не необходимостью поддержания обвинения, способен принимать решение о правомерности и обоснованности применения того или иного следственного действия, ограничивающего права и свободы человека. Соответственно, только суд должен выдавать разрешение на обыск, выемку, осмотр жилища, помимо воли проживающих в нем лиц, прослушивание переговоров, перехват сообщений и производство иных, в том числе негласных действий, связанных с вторжением в сферу частной жизни, тайны переписки и сообщений, неприкосновенности личности и собственности.

Таким образом, ведение этих норм позволит  обеспечить более разумное и уместное вторжение в сферу частной жизни и прав личности, усилит позиции судебной власти на досудебном следствии, повысит объективность и качество отправления правосудия. Исходя из этого, данная идея с наибольшей полнотой отвечает  положениям Концепции правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы.

Вместе с тем, обсуждая нюансы реализации идеи, Национальная комиссия высказалась за поэтапный характер ее внедрения. Принято решение пока ограничиться передачей следственному судье санкционирования лишь таких следственных действий, как осмотр, обыск, личный обыск, выемка. Ходатайства о санкционировании передаваемых следственному судье действий будут направляться через прокурора в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

 При этом весьма важно, что Национальная комиссия поддержала предложение адвокатского сообщества о повышении роли адвоката в уголовном процессе, посредством введения в уголовно-процессуальный закон нормы об обязательности участия адвоката при санкционировании судом следственных действий, затрагивающих конституционные права человека и гражданина. Это предполагает обязательность заблаговременного предоставления адвокату на ознакомление  материалов дела, являющих основанием для ходатайства о санкционировании  того или иного следственного действия, а также обязательность участия адвоката при рассмотрении следственным судьей ходатайства стороны обвинения о санкционировании всех следственных действий, затрагивающих права подозреваемого, обвиняемого.

Другое важное новшество – Нацкомиссия приняла решение  ограничить участие прокурора в суде по гражданско-правовым спорам рядом случаев. Например, если участие прокурора в процессе инициируется судом или самим прокурором, в деле затрагиваются интересы государства,  граждане не имеют возможности самостоятельно себя защищать (инвалиды, сироты и другие социально-уязвимые лица),  требуется защита общественных интересов (при нарушении прав неопределенного круга лиц, массовые увольнения, невыплата заработной платы). В остальных случаях практика участия прокурора в гражданском процессе должна остаться в прошлом.

     К слову, что касается предоставления прокурору права на участие по спорам граждан, не имеющих возможности самостоятельно защищать свои права, надо отметить, что действующим законодательством защита и представление в гражданском процессе интересов указанного круга лиц определены как обязанность адвокатов, которая подлежит выполнению на основании судебного определения. Однако в судебной практике адвокаты к таким делам практически не привлекаются.

Вместе с тем, в целом не совсем понятен смысл участия прокурора в гражданском процессе, если он не составляет исковые заявления в интересах указанного круга лиц, а заключения дает лишь в конце судебного разбирательства. Это фактически нарушает принцип состязательности, так как другая сторона судебного процесса не имеет возможности заранее ознакомиться с доводами прокурора и подготовить контраргументы. Поэтому  во всех случаях участия прокурора в гражданском процессе необходимо вменить в его обязанность  подготовку письменного отзыва или заключения по исковому заявлению до начала рассмотрения дела по существу — для ознакомления другими участниками процесса. Подобные вопросы также звучали на заседании Нацкомиссии – и поиск ответов на них обязательно продолжится.

Еще один примечательный момент – ведя речь об ужесточении механизмов отбора кандидатов на судейские должности, участники рабочей группы договорились о расширении состава Квалификационной комиссии при Высшем Судебном Совете. При этом было одобрено предложение адвокатского сообщества о введении в состав комиссии представителей адвокатуры, поскольку адвокаты как практики могут дать объективную и независимую оценку знаниям и практическим навыкам претендентов на судейскую должность.

Что же касается непосредственно механизмов отбора кандидатов на судейскую должность, то и здесь «прошло» предложение адвокатуры об обязательности отбора кандидатов только из числа лиц, непосредственных участников судебных процессов, в связи с чем, отбор претендентов на судейскую должность будет осуществляться только из числа адвокатов и прокуроров, участвующих в судебных разбирательствах, а также секретарей судебных заседаний.

Кроме этого, следует отметить одобрение предложения адвокатского сообщества о предоставлении права на получение гражданами бесплатной квалифицированной юридической помощи по трудовым спорам, связанным с увольнением по инициативе работодателя. Национальная комиссия согласилась с моими коллегами, что в целях защиты интересов лиц, увольняемых по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников, следует предоставить возможность урегулирования трудового конфликта в рамках досудебного примирения, которое будет проводиться адвокатами в форме партисипативной процедуры. При этом Республиканская коллегия адвокатов настояла, чтобы истцы по такого рода трудовым спорам освобождались от уплаты государственной пошлины. В совокупности все это призвано обеспечить оперативное разрешение трудовых споров, минимизацию судебных издержек сторон судебного процесса, позволит избежать формальностей и волокиты, связанных с судебным разбирательством.

Таковы основные новации, ставшие первоначальным вкладом адвокатского сообщества в работу Национальной комиссии по модернизации. Для реализации этих и других идей соответствующие изменения будут внесены в Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный, Налоговый, Трудовой кодексы, закон «Об адвокатской деятельности», конституционный закон «О судебной системе и статусе судей» и другие.

Вместе с тем,  хотел бы особо отметить, что верховенство закона как основополагающий принцип законности, предполагает исключительность закона, или иными словами признание его высшей юридической силы по отношению ко всем иным нормативным правовым актам. Все иные нормативные и ненормативные акты должны издаваться в соответствии с законом и закону противоречить не могут. При этом никакими органами исполнительной власти не должна нарушаться юридическая субординация, согласно которой законы должны соответствовать Конституции страны, подзаконные нормативные акты подчинены законам и принимаются в строгом соответствии с ними; правоприменительные акты должны соответствовать нормативным правовым актам. Поэтому законодательное решение одобренных предложений найдет свое окончательное решение лишь в том случае, когда практика будет соответствовать букве и духу закона.

       И, как показали заседания Национальной комиссии,  адвокатское сообщество страны получает еще больше стимулов, чтобы, согласно всей  своей природе и смыслу существования, стоять на страже верховенства закона в полном его объеме — равно как и правового мышления в нашей стране.

Источник:  www.kazpravda.kz

№148 (28024)

Добавить комментарий: