Усилить роль адвокатуры …

Адвокатское сообщество Казахстана — это единый, «живой» организм, постоянно самосовершенствующийся, учитывающий любые изменения в обществе, законодательстве, политике государства и принимающий непосредственное участие в этих процессах.
В № 57 «Юридической газеты» была опубликована статья секретаря Союза судей РК С. Раимбаева «Право на юридическую помощь». Адвокатура всегда приветствовала объективную критику в свой адрес, если она имеет под собой твердую фактическую основу. В свою очередь, от лица адвокатского сообщества хотелось бы изложить свою точку зрения в ответ на заявления, сделанные автором статьи.

Качество отправления правосудия

На наш взгляд, заявление автора о том, что качество отправления правосудия зависит от следствия, прокурорского надзора и работы адвокатов несовместимо с принципом независимости судебной системы. В действительности отправление правосудия — исключительная прерогатива суда, а адвокаты, естественно, причастны к этому процессу. Адвокат по делу связан позицией своего доверителя, даже того, который не прав. Если задачей адвоката будет обеспечение качества отправления правосудия, то в большинстве случаев адвокат не сможет ее выполнять, не переступив через позицию и интересы своего подзащитного. А какое отношение к отправлению правосудия имеет следствие, если оно даже не участник процесса?! Качество отправления правосудия — это показатель деятельности суда, и только его. С принятием нового Гражданского процессуального кодекса РК существенно нивелирован, на наш взгляд, принцип состязательности. Еще в период разработки данного документа мы обращали внимание разработчика на определенное ограничение прав граждан на доступ к правосудию. Так, например, о какой состязательности может идти речь, если все доказательства, встречные исковые требования необходимо представлять на стадии подготовки дела, тогда как такая необходимость может возникнуть в ходе судебного разбирательства?

О гонорарах и тарификации

Среди адвокатов так или иначе сложилась своя тарифная сетка гонораров, адекватная экономической ситуации в стране и соответствующей категории дел. Адвокат, который просит только за составление иска 100 тысяч тенге, скорее всего, просто останется без заработка. В условиях рыночной экономики граждане предпочитают пользоваться помощью тех, кто предложит составить качественные документы за умеренную плату. Стоит отметить, что сравнение вступительных взносов в адвокатское сообщество и в Союз судей по меньшей мере некорректно. Союз судей — узкоспециализированное сообщество, объединяющее судей, содержащихся за счет госбюджета, в то время как адвокатура — полностью самофинансируемая организация, на которую возложена конституционная обязанность по оказанию юридической помощи населению страны. Это предполагает содержание помещений для юридических консультаций (в том числе и приобретение), организацию повышения квалификации адвокатов, их методическое обеспечение, содержание специалистов по бухгалтерскому учету и работе с кадрами и многое другое. Государство этими расходами себя не обременяет. Автор статьи также упоминал о гонорарах адвокатов и призывал их сравнять с окладами судей. Адвокат не имеет возможности истратить на себя весь полученный гонорар. Адвокат — один из немногих профессионалов, который должен полностью обеспечивать свою деятельность: платить налоги, содержать офис, приобретать технику и расходные материалы, платить зарплату персоналу. Адвокат не может нанять работников и устраниться от работы, получая прибыль. Он всегда выполняет работу сам, даже имея штат юристов и помощников. И потом, не так уж просто в наше время адвокату получить высокий гонорар. Его обоснованность нужно доказать безупречной репутацией и качеством работы. А как быть, если сам доверитель согласен и считает такой гонорар обоснованным? При этом адвокатское сообщество не сомневается, что высокие оклады судей обеспечивают более высокое качество работы суда, способствуют росту престижа судейской профессии и искоренению коррупции. Поэтому мы, со своей стороны, будем только приветствовать предложение о том, чтобы эти оклады были максимально высокими.

Автор ссылается на германский опыт тарификации юридических услуг. Действительно, в ФРГ денежная сумма выплачивается адвокату в соответствии с Законом об оплате услуг адвоката. Однако, по информации наших немецких коллег, утвержденные законом ставки действуют, только если отсутствует конкретная договоренность о сумме между адвокатом и клиентом. Стороны могут своим соглашением отменить действие этого закона и установить договорные, как правило, почасовые ставки. Но уж если речь зашла об определении стоимости работы адвокатов по ставкам, установленным законом в Германии, то можно заметить, что при цене иска, например, в 10 000 евро стоимость помощи адвоката составит в зависимости от сложности дела от 145,8 до 1458 евро. Базовой (средней) ставкой при этом является 486 евро (4,86 процента от цены иска). Данные ставки четко фиксированы, рассчитываются в зависимости от характера проделанной работы, и суд не может отступить от них при решении вопроса о возмещении расходов. Если перевести вышеуказанные цифры в тенге по текущему курсу, то получается, что за дело при эквивалентной цене иска (на текущий момент 3 800 000 тенге) адвокату должен быть выплачен гонорар в размере 184 680 тенге (4,86 процента от цены иска). Практика показывает, что в реальных условиях суды городов Астаны и Алматы посчитали бы разум- ной и достаточной по такому делу сумму в пределах 100 000 тенге, а в других регионах крайне проблематично получить возмещение суммы более 50 000 тенге (чаще всего еще меньше).

О профессиональном статусе

В Казахстане в настоящее время функционирует более 170 юридических консультаций, где адвокаты оказывают юридическую помощь всем слоям на- селения — несовершеннолетним, военнослужащим, пенсионерам, сельским жителям и т.д. Учитывая, что судебное представительство по гражданским делам у нас носит чрезмерно либеральный характер, представлять интересы граждан в судах может практически любой, включая бывших адвокатов, судей, следователей и прокуроров, лишенных статуса по отрицательным мотивам. Поэтому в отсутствие законодательного урегулирования данного вопроса доля участия адвокатов в гражданских делах невысока, и создание юридических консультаций по гражданским, хозяйственным, налоговым, инвестиционным, таможенным делам будет выглядеть несколько нелогично.

В целом мы согласны с тем, что специализация в определенной сфере позволяет адвокату более профессионально и эффективно сосредоточиться на узком круге вопросов. Но данное предложение теоретически реализуемо только в Астане и Алматы. В областях же у адвокатов не так много дел, для того чтобы практиковать, например, только в сфере налогового или таможенного права. К тому же очень часто судебные дела охватывают сразу несколько категорий и требуют широкого кругозора адвоката.

Автор, ссылаясь на международный опыт, критикует якобы существующие в Казахстане препятствия при поступлении в адвокатуру. В частности, замечания касаются годичной стажировки и сдачи квалификационного экзамена. Между тем, в отличие от большинства европейских стран, наше отношение к стажерам более чем лояльное. В Германии, Италии, Франции, Великобритании, Греции, Бельгии для получения доступа к юридической практике претендент обязан быть членом национальных палат, ассоциаций, союзов адвокатов и т.д. Для приема в такие организации претендент должен прослушать курсы права в течение двух-трех лет в университетах, успешно сдать от двух до семи специальных экзаменов и пройти стажировку от трех до пяти лет (!) в органах суда, прокуратуры, нотариата или адвокатуре с отрывом от работы. Только после прохождения вышеуказанных этапов юрист имеет право подать заявление в палату. Автор утверждает, что росту числа адвокатов препятствуют установленные Союзом адвокатов Казахстана дополнительные условия. К ним он относит прохождение стажировки с отрывом от производства, уплату вступительного взноса, а также необходимость голосования членов президиума коллегии при приеме в коллегию адвокатов.

Но согласно закону Союз адвокатов Казахстана как общественная организация адвокатов указанными полномочиями не обладает. Вопросы, связанные с обретением адвокатского статуса, четко прописаны в Законе РК «Об адвокатской деятельности», в том числе и вопросы прохождения стажировки, приема в члены коллегии президиумом коллегии адвокатов, порядок установления и уплаты первоначального целевого взноса, который оплачивается адвокатом в течение шести месяцев со дня приема его в члены коллегии, и расходуется исключительно на укрепление материально- технической и учебно-методической базы коллегии адвокатов. Предложение о том, чтобы размеры отчислений в пользу юридических консультаций с гонораров и вступительных взносов должны быть прописаны в за- коне, противоречит установленным ст. 3 Закона «Об адвокатской деятельности» принципам независимости адвокатов при осуществлении своей деятельности и недопустимости вмешательства в деятельность адвокатов со стороны государственных органов. Возражая против предложения автора лишать лицензии руководителей коллегий адвокатов за финансовые нарушения, заметим, что лицензия адвокату выдается на занятие адвокатской деятельностью. Соответственно, лишить лицензии можно только по основаниям, предусмотренным законодательством при исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей, то есть при осуществлении адвокатской деятельности. Призывая к диалогу все стороны, заинтересованные в усилении роли адвокатуры, мы вправе рассчитывать на конструктивность обсуждения.

Ануар ТУГЕЛ, президент Союза адвокатов Казахстана

источник «Юридическая газета» от 15 июня 2016 года, №64

Добавить комментарий: