РАССМОТРЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О МОШЕННИЧЕСТВЕ. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ.

На прошедшей в Верховном Суде РК международной конференции «Проблемные вопросы при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве»,  участие в которой принимали представители адвокатуры, обсуждалась выработка единых подходов судебно — следственной практики.

Предлагаем Вашему вниманию выступление адвоката Коллегии адвокатов города Астаны Ерлана Газымжанова.

«1) Позиция вице министра МВД Жакупова Р., а также представителя Генпрокуратуры об отказе в регистрации в ЕРДР заявлений в случаях наличия в руках у заявителя письменного договора, не совсем правильная. Это ошибочный путь. Так как полицейский осуществляющий прием и регистрацию сообщений об уголовных правонарушениях единолично принимает решение об отсутствии состава преступления без проведения полноценного расследования и фактически передает свои полномочия в гражданский суд, который ограничен в проведении полноценных следственных действий, а также в использовании устных свидетельских показаний в качестве доказательств обмана потерпевшего.

            Такая позиция МВД и Генпрокуратуры, фактически защищает мошенничество, которое совершается способом заключения письменной сделки, что негативно влияет на стабильность и защищенность гражданско-правовых отношений. Также это ослабляет доверие иностранного инвестора к письменным сделкам с казахстанским бизнесом.

            Для разграничения мошенничества от гражданско-правовых отношений следует определять желал ли виновный обогатиться в результате обмана или злоупотребления доверием потерпевшего, и совершал ли виновный конкретные действия на достижения этой цели. И не важно был договор или не был, а также не важно, возник умысел на хищение до заключения договора или после. Возникновение умысла на хищение до или после договора, влияет лишь на определение является ли этот договор способом обмана. Потому что умысел у виновного на совершение мошенничества может возникнуть и после заключения письменной сделки с потерпевшим в ходе исполнения договорных обязательств, который может осуществляться, например, путем составления и подписания со вступившими в преступный сговор недобросовестными работниками потерпевшего, недействительных актов выполненных работ, накладных, актов приема-передачи имущества, предоставление подложных сертификатов, экспертиз и других документов на поставляемые услуги или товары и т.д. Часто злоумышленники после заключения сделки и получения имущества, злоупотребляя доверием потерпевших, умышленно под вымышленными предлогами уклоняются от выполнения договорных обязательств, в тайне формально избавляются от имущества, делая невозможным исполнение будущих решений гражданских судов об истребовании похищенного имущества, тем самым желая обогатиться за счет имущественного вреда потерпевшего.

            2) При рассмотрении судами уголовных дел по мошенничеству, совершенных группой лиц, мало уделяется внимания установлению и описанию роли и действиям каждого из соучастников. Имеются случаи, когда в числе соучастников осуждаются лица, не посвященных в преступный план мошенников, которые не совершали никаких действий, выражающих обман в отношении потерпевших, не контактировали с потерпевшими, но приобретали у мошенников похищенное имущество. В этих случаях, следует выяснять наличие в их действиях состава преступления, предусмотренного ст.196 УК РК (Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем).       Также имеются случаи осуждения в числе соучастников по мошенничеству лиц, не посвященных в преступный план мошенников, но которые были использованы ими для обмана других потерпевших, т.е. так называемые посредники, которые зарабатывали на посредничестве в предоставлении вымышленных виновными услуг или товаров. Это свидетельствует об обязательном включении в новое нормативное постановление Верховного Суда по делам о мошенничестве преступлений, совершенных в группе лиц по предварительному сговору».

Добавить комментарий: