Профессия адвоката – неотъемлемое условие правовой  культуры общества и государства

В работе Международной конференции «Актуальные проблемы регулирования юридической профессии в Республике Казахстан» принял участие руководитель научно-исследовательских проектов по вопросам уголовного правосудия Университета КАЗГЮУ, доктор юридических наук, профессор Марат Когамов. Выступление Марата Чекишевича было посвящено теме — «Профессия адвоката – неотъемлемое условие правовой культуры общества и государства».

«Уважаемые коллеги!

Тема нашей конференции «Актуальные проблемы регулирования юридической профессии в Республике Казахстан», по крайней мере, затрагивает следующие концептуальные вопросы правовой системы общества и государства.

Первое. Состояние юридической защищенности или юридической безопасности  личности, общества и государства от  разного рода реальных и потенциальных угроз современности, в том числе с использованием компетенции и полномочий нашей адвокатуры. Либо мы здесь усилим юридические возможности личности, общества и государства, либо допустим существенные отклонения в правозащитных основах правовой системы и юриспруденции. В целом отмечу, что все наши стабильные, непоследовательные и непродуманные решения в сфере действующего права, правотворчества и правоприменения – результат неразработанности Концепции юридической (правовой) безопасности личности, общества и государства и прямого отсутствия этого вида безопасности в системе национальной безопасности Казахстана.

Второе. Право каждого на получение предусмотренной Конституцией страны квалифицированной юридической помощи, которое, к тому же этой же Конституцией гарантировано, ни в каких случаях не подлежит ограничению (п. 3 ст. 13, п. 3 ст. 39). Данное положение Конституции предполагает, что субъектами оказания такой квалифицированной юридической помощи, безусловно, остаются, прежде всего, адвокаты и нотариусы, то есть компетентные, знающие свое дело специально подготовленные специалисты в  области права. К примеру, не каждый дипломированный юрист-правовед, даже высокопрофессиональный, сможет обеспечить полноценное выполнение в уголовном судопроизводстве действия принципа равноправия и состязательности сторон, а также других принципов и общих условий отдельных стадий уголовного процесса. Ибо здесь просто необходима специальная юридическая профессия, специальная квалификация, хорошее знание процессуальной формы ведения представительства в гражданском или защиты в уголовном процессе, как необходимое условие достижения объективной истины в рамках правосудия.

Кстати, право, предусмотренное п. 3 ст. 13 Конституции, пожалуй, единственное конституционное право человека и гражданина, прямо увязывающее его оказание с признаком качества.

Это также указывает на серьезные юридические последствия необеспечения этого права правоприменителями, когда его следует применить, и возможность обжалования в суд случаев его неквалифицированного применения.

В целом следует отметить, что нормы п. 3 ст. 13 Конституции в контексте нашего обсуждения – в перспективе актуальная тема для самостоятельного конституционного производства.

Третье.  Речь идет о четырех кластерах (группах) правовой системы в части оказания юридической помощи: адвокаты, нотариусы (условно, первая группа); юристы предприятий, учреждений, организаций, независимо от формы собственности (условно, вторая группа, самая многочисленная); иностранные адвокаты, действующие на основе международных обязательств Казахстана в сфере правовой помощи по уголовным, гражданским и семейным делам (условно, третья группа), ученые-правоведы (условно, четвертая группа). Все обозначенные группы юристов вносят свой посильный вклад в развитие правотворчества и правоприменения в Казахстане. Однако они делают это с использованием только им присущих форм и методов работы, то есть взаимно дополняют друг друга. Но признак квалифицированности оказания юридической помощи в условиях существования четырех крупных юридический образований, законодательство закрепляет исключительно за адвокатской и нотариальной деятельностью в обществе и государстве.

Так, в п. 1 ст. 1 Закона РК от 5 декабря 1997 года «Об адвокатской деятельности» прямо записано: « 1. Адвокатура в Республике Казахстан призвана содействовать реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией Республики Казахстан права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юридической помощи, а также содействовать мирному урегулированию спора».

Эта мысль также присутствует в п. 1 ст. 1 Закона РК от 14 июля 1997 года «О нотариате»: «Нотариат в Республике Казахстан – это правовой институт по оказанию квалифицированной юридической помощи, обеспечивающий защиту прав и законных интересов физических, юридических лиц путем совершения нотариальных действий».

Кстати, оба Закона были приняты в одном году сразу после принятия Конституции 1995 года.

Таким образом, от того, насколько правильно мы отнесемся к идеологии законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», будет зависеть состояние режима конституционной законности в сфере оказания правовой помощи в обществе и государстве.

Итак, Министерство юстиции поднимает весьма важную проблему: что нужно сделать дополнительно для регулирования юридической деятельности в стране, чтобы оградить ее от дилетантов в области права и максимально защитить права и свободы человека и гражданина. И в этом плане надо Министерство поддержать, ибо с ним мы ассоциируем главного консультанта Правительства в сфере права. Юридическое сообщество страны должно всегда пользоваться этим официальным каналом совершенствования процессов правотворчества и правоприменения в стране, поскольку это наиболее короткий путь в структуре движения правовых инициатив, исходящих от гражданского общества.

Однако в связи с поднимаемым сегодня актуальным для юристов страны вопросом я хочу сделать следующие заявления.

Первое. Если в сфере животноводства допускается скрещивание осла с кобылой и в результате появляется их гибрид в образе мула, это оправдано, поскольку мул более сильное и более выносливое животное.

Попытка же объединить в одном проекте закона РК вопросы адвокатской и иной юридической помощи, на мой взгляд, не оправдана и ничего кроме ослабления деятельности адвокатского корпуса страны не принесет. Иначе говоря, это разрушит сложившийся здесь опыт и традиции. Зачем ломать то, что работает, и в целом неплохо. Да, современная адвокатура не свободна от критики, но и нет веских оснований, чтобы ломать устоявшиеся и апробированные временем и практикой позиции.

Второе. Приведу свежие примеры, как можно отрегулировать юридическую помощь в стране.

В МВД циркулируют четыре больших закона и никому не приходит в голову их унифицировать, объединить – это Закон РК: «О правоохранительной службе», «Об органах внутренних дел РК», « О гражданской защите», «О Национальной гвардии РК».

Аналогично, есть Закон РК «О специальных государственных органах РК» и три самостоятельных: «Об органах национальной безопасности РК», «О внешней разведке», «О Службе государственной охраны РК». Здесь также не предпринимаются попытки объединить их в единый закон.

В приведенных примерах довольно четко просматривается тенденция, направленная на сохранение признака квалифицированности в каждом из приведенных выше направлений правоохранительной и специальной государственной службы.

Эта же политика «самобытности» присутствует в законодательстве о Вооруженных силах страны.

Третье. Изложенное выше позволяет сделать следующий вывод: нет необходимости совмещать в одном проекте закона два разных по сути, формам и методам направления оказания юридической помощи в стране. Для этого нет никаких веских оснований и статистических данных. Проект закона необходимо свести к оптимальному и взвешенному регулированию иных массовых неквалифицированных видов юридической деятельности в стране, имея в виду, что такая деятельность также находится во власти законов страны, регулирующих деятельность разных по правовому статусу юридических лиц, в составе которых функционируют данные юридические подразделения.

Вместе с тем в проекте Закона можно и нужно отразить квалифицированные виды оказания юридической помощи, которые носят внеполитический и внегосударственный характер, отличаются высокой степенью независимости и этическими началами (адвокатская, нотариальная) в виде соответствующей отсылки на законодательство об адвокатской и нотариальной деятельности.

Четвертое. Такой подход будет соответствовать общепринятому в мире пониманию Основных положений о роли адвокатов, а также Основных положений о роли юристов в обществе и государстве, принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в 1990 годы (Нью-Йорк, Гавана), где, главным образом, проводится мысль о том, чтобы все люди имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимой юридической профессией. Необходимо отметить, что данные Основные положения дублируют друг друга и провозглашают монополизм адвокатской профессии в юридической среде. В частности, в преамбуле и Основных положениях о роли адвокатов и в Основных положениях о роли юристов одинаково утверждается следующая позиция: «Основные Положения о Роли Адвокатов, изложенные ниже, сформулированы, чтобы помочь Государствам-Участникам в их задаче содействовать и обеспечивать надлежащую роль адвокатов, которая должна уважаться и гарантироваться Правительствами при разработке национального законодательства и его применении, и должны приниматься во внимание как адвокатами, так и судьями, прокурорами, членами законодательной и исполнительной властей и обществом в целом. Эти принципы должны также применяться к лицам, которые осуществляют адвокатские функции без получения формального статуса адвоката». Как говорится, без комментариев…

В контексте изложенного выше следует отметить, что роль и назначение адвокатов в сфере судопроизводства однозначно понимаются и поддерживаются в общеизвестных универсальных международных документах по правам человека (Конвенции, Пакты и т.д.).

Пятое. Развивается законодательство и адвокатская деятельность в иностранных государствах, где исторически адвокатское сословие всегда занимает важное место в обществе и государстве. Там присутствует свое законодательство и высокая степень независимости, автономности, самостоятельности, самоуправляемости, координации, конкуренции. Есть там и много полезных вещей, которые могут быть приняты нами во внимание.

Шестое. Таким образом, лично я против объединения в одном проекте Закона разных по качеству видов оказания юридической помощи в стране.

Вместе с тем Закон «Об адвокатской деятельности» нуждается в определенной коррекции, что позволит усилить его правозащитные функции в обществе и  государстве, а также повысит чувство ответственности адвокатов в каждом деле или споре. В этом деле можно использовать и опыт правового регулирования тех или иных вопросов деятельности иностранных адвокатур.

Например, в Законе:

— Стоит уточнить вид юридического образования как одного из условий для того, чтобы стать адвокатом, как минимум, это должна быть степень магистра в области права;

— Значительно увеличить срок стажировки стажера-адвоката и сделать обязательным ее прохождение в разных правоохранительных, судебных органах страны, а также на предприятиях, в учреждениях, организациях, в том числе ее обязательное прохождение сразу после получения лицензии также в начале адвокатской карьеры;

— Исключить взимание с адвоката ставки первоначального целевого взноса, но обязать всех лиц, имеющих лицензию на занятие адвокатской деятельностью, в течение месяца после ее получения вступить в члены коллегии адвокатов и оплачивать ежемесячные членские взносы в установленных законом размерах, независимо от фактического осуществления этой деятельности;

— Сделать обязательным ежегодное повышение адвокатом своей квалификации, формы которого он вправе выбирать сам либо путем оказания содействия ему в этом через соответствующие структуры адвокатского сообщества; в принципе, адвокат самосовершенствуется на каждом деле и споре, но это не основание для того, чтобы не проходить повышение квалификации. Признак квалифицированности юридической помощи и, собственно,  статуса адвоката – требование Конституции;

— Вне всякого сомнения, следует установить обязательное страхование профессиональной ответственности адвоката не за результаты рассмотрения дела или спора, а за неэффективное, иначе говоря, неквалифицированное ведение защиты или представительства в судопроизводстве. Последнее должно во всех случаях влечь отмену судебного решения вышестоящим судом, поскольку в деле не было реализовано конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи и обеспечение принципа равноправия и состязательности сторон. То есть уголовный судебный процесс, инициированный и проведенный государством, может быть признан принципиально несправедливым, что приводит к отмене приговора, полученного таким образом и независимо от того, что со стороны суда и аппарата государственного обвинения никаких нарушений не было (см. Когамов А.М.  Правосубъектность защитника-адвоката в досудебном уголовном процессе Республики Казахстан: история и современность: Дис. … доктора философии (PhD). – Астана: Университет КАЗГЮУ, 2014. С. 25-26).

Эта мера будет иметь профилактическое значение для адвоката и побуждать его постоянно работать над повышением своей квалификации. Она позволит искоренить в среде адвокатов так называемых «карманных» адвокатов, то есть адвокатов, откровенно пассивных, выполняющих свои функции формально-юридически, «без души», особенно по «социальным» делам;

— Возможно, стоит пересмотреть виды дисциплинарной ответственности адвокатов: дополнить их штрафами, временным отлучением от занятия адвокатской деятельностью на определенный срок.

Словом, полезность обсуждения проекта Закона РК – это еще один реальный канал в деле повышения эффективности адвокатской деятельности и иных видов оказания юридической помощи в стране.

Благодарю за внимание!»

 

 

Добавить комментарий: