Почему следует установить монополию адвокатов на представительства в казахстанских судах

Искандер Алимбаев: «Если адвокат при выполнении поручения доверителя, предал его интересы, нарушил правила профессиональной этики, за что был исключен из коллегии адвокатов, при текущем положении дел, он получает возможность вернуться в суд, но уже не в качестве адвоката, а в качестве представителя по доверенности. Не исключено, что этот человек и в дальнейшем может поступиться правилами чести, особенно с учетом отсутствия у него теперь какой-либо ответственности».

В недавнем советском прошлом большую часть адвокатской практики составляли уголовные дела. Такое положение было обусловлено отсутствием частной собственности, ограниченным количеством хозяйствующих субъектов – государственных предприятий и учреждений, и, как следствие, малым числом споров, разрешаемых судами с их участием.

Кроме того, принимая во внимание что во всех случаях споров между хозяйствующими субъектами собственником являлось государство, стороны зачастую находили компромиссное решение, без обращения в суд. Необходимо также отметить, что на многих предприятиях или учреждениях имелись юридические службы, которые обеспечивали правовое сопровождение организации. Полагаю, именно эти факторы легли в основу сложившейся практики, когда адвокаты редко осуществляли представительство интересов по гражданским делам. Иными словами, в связи со слабым развитием экономических отношений, отсутствием частного интереса и необходимости его профессиональной защиты, помощь адвоката по гражданским делам была мало востребована.

Введение частной собственности, необходимость ее защиты наравне с государственной в условиях рыночных отношений, привело к значительному увеличению субъектов, нуждающихся в профессиональной юридической помощи, что в свою очередь, привело к необходимости дополнительного количества специалистов, обеспечить которое советская адвокатура на тот момент была не в состоянии, в связи с отсутствием для этого кадрового, материального и правового потенциала. Как и все общество в целом, адвокатура, будучи его составной частью, оказалась не готовой к наступившим переменам, что привело к спонтанной самоорганизации рынка, в том числе за счет появления «случайных» людей, оказывающих правовую помощь.

Тем не менее, окончание переходного периода, устойчивое развитие экономики и других общественных отношений привели к необходимости более эффективного их регулирования. В этой связи, государственное управление пришло к объективной потребности в реформировании правового регулирования различных институтов общества, в том числе созданию эффективного механизма оказания правовой помощи.

С учетом сложившейся ситуации, позиция адвокатского сообщества заключается в том, что именно адвокат должен быть представителем в суде. В обоснование этого довода можно привести несколько веских причин.

АДВОКАТСКОЕ СИТО

Даже «вчерашний» стажер, только получивший лицензию на осуществление адвокатской деятельности может гарантировать то, что оказываемая им юридическая помощь будет соответствовать определенным стандартам качества: он имеет высшее юридическое образование, чем не могут поделиться некоторые обыватели, пытающиеся стихийно оказывать юридическую помощь.

У адвоката есть опыт работы по юридической специальности не менее года, поскольку такое требование установлено законодательством. Уровень знаний адвоката подтверждается наличием у него лицензии, для получения которой необходима сдача квалификационного экзамена по различным отраслям права. Это не «проходной» экзамен, как могут предположить некоторые. С внесением соответствующих изменений в законодательство, выдача лицензий адвокату передана в местные органы юстиции, по результатам сдачи претендентом двухэтапного экзамена. Так вот, примерно 80 % кандидатов в адвокаты не могут сдать экзамен, и получить лицензию, что свидетельствует о сложности экзамена и высоких требованиях, предъявляемых к теоретической подготовке кандидата в адвокаты.

Уже после получения статуса адвоката, на него законом возлагается обязанность постоянного усовершенствования, повышения своей квалификации и профессионального уровня, которые должны подтверждаться каждые 5 лет путем прохождения аттестации. В случае непрохождения аттестации, адвокат лишается возможности занятия своей профессией. Обращаем внимание, что всего этого нет не только у частнопрактикующих юристов, но даже у сотрудников многих юридических компаний, претендующих на равный статус с адвокатами в гражданском процессе.

Но дело не только в квалификации. Обращаем внимание на то, что одной из основных причин, по которой предлагается изменение правил регулирования представительства по гражданским делам, является то, что адвокат в обязательном порядке должен быть членом коллегии адвокатов – самоуправляемой организации, которая имеет кодекс профессиональной этики, и формирует дисциплинарную практику за ее нарушение.

Если гражданин, обратившийся за юридической помощью к адвокату, считает, что такая помощь была оказана некачественно, он вправе пожаловаться на это в коллегию адвокатов. В этом случае действия адвоката будут предметом дисциплинарного разбирательства, по результатам которого, если нарушения им норм законодательства или норм профессиональной этики найдут подтверждение, в отношении него будут применены санкции, вплоть до исключения из коллегии.

В случае оказания юридической помощи случайными лицами, в аналогичной вышеописанной ситуации, гражданин фактически не имеет гарантии на получение квалифицированной юридической помощи, ибо жаловаться на отсутствие должной квалификации у представителя ему некуда.

КВАЗИАДВОКАТУРА

Здесь также важно рассмотреть подобные ситуации с другого ракурса. Если адвокат при выполнении поручения доверителя, предал его интересы, нарушил правила профессиональной этики, за что был исключен из коллегии адвокатов, при текущем положении дел, он получает возможность вернуться в суд, но уже не в качестве адвоката, а в качестве представителя по доверенности. Не исключено, что этот человек и в дальнейшем может поступиться правилами чести, особенно с учетом отсутствия у него теперь какой-либо ответственности. Инициатива адвокатского сообщества о включении в свой состав всех частнопрактикующих представителей по гражданским делам как раз и направлена, на то, чтобы исключить возможность оказания юридической помощи недостойными лицами – ни один специалист не имеет права защищать чью-то честь, права и законные интересы, сам будучи нечестным человеком.

Вышеописанные обстоятельства свидетельствуют о том, что юридическая помощь должна оказываться исключительно адвокатами, что гарантировало бы ее соответствие определенным стандартам. Создание правовой системы, в которой представлять интересы в суде могут только адвокаты, является институциональным решением проблемы контроля качества оказываемой юридической помощи.

Одним из испытаний, с которым сталкивается наша правовая система, это огромная территория республики и относительно небольшое количество населения. При этом, население в основном сконцентрировано в нескольких экономически развитых регионах республики, где естественный спрос на юридические услуги породил и предложение, в лице большого количества граждан за вознаграждение представляющих чьи-то интересы в суде. Но Алматы и Астана — это еще не весь Казахстан. Более того, в каждом из регионов есть относительно благополучный центр и есть менее развитые районы. В таких местах нашей Родины существует острая нехватка специалистов, оказывающих юридическую помощь, поскольку добровольно представлять интересы граждан в суде туда мало кто поедет. Власти решают эту проблему путем реформирования института оказания правовой помощи за счет государства, и в настоящее время можно констатировать, что благодаря этой программе и адвокатскому сообществу, юридической помощью охвачена вся территория Республики Казахстан.

Противники реформирования гражданского процессуального законодательства настаивают на том, что монополизация представительства в суде приведет к снижению конкуренции и, как следствие, снижению качества оказываемой юридической помощи. Также, некоторые утверждают, что таким образом нарушается право на свободу выбора.

Не могу с этим согласиться поскольку адвокатская среда чрезвычайно конкурентна, так как лицо вправе самостоятельно выбирать себе адвоката, исходя из репутации, профессионального уровня адвоката и собственных возможностей. Кроме того, люди, которые сейчас ходят в суд по доверенности, они никуда не денутся, и те лучшие из них, кто действительно отвечает требованиям статуса адвоката, вступят в ряды сообщества и наравне с другими адвокатами будут конкурировать на рынке представительства интересов граждан и юридических лиц в суде.

Определенная часть юридического сообщества солидарна с мнением адвокатов в вопросе о необходимости институционализации юридической практики, но вместе с тем предлагает создать нечто новое, организацию с обязательным членством, наличием дисциплинарной практики, внутренними правилами и т.д. Другими словами некую «квази адвокатуру». Эти попытки больше напоминают желание изобрести всем известное двухколесное средство передвижения. Конечно, в этой ситуации каждый преследует свои интересы. Но суть в том, что человечество еще не придумало альтернативы адвокатуре. Скорее всего потому, что в этом просто нет необходимости. Конечно, как и все живое, адвокатура эволюционирует, требует постоянного совершенства и реформирования. Но есть некие базовые, фундаментальные вещи. К примеру, основой правовой системы любого развитого демократического общества является наличие в ней независимого суда, государства, в лице прокуратуры, и адвокатуры, находящейся на страже частного интереса. Поэтому, подмена адвокатуры иными институтами, противоречит природе судопроизводства, с которым адвокатура связана неразрывно. Сложившаяся мировая практика безусловно подтверждает сказанное: практически во всех экономически развитых демократических государствах в том или ином виде присутствует монополия адвокатов на представительство интересов в суде.

МИРОВОЙ ОПЫТ НАМ В ПОМОЩЬ

В Великобритании, имеющей проверенные временем и подтвердившие свою эффективность традиции в сфере судопроизводства, не все юристы имеют права представлять интересы в суде. Лица, занимающиеся юридической практикой, делятся на 2 категории: солиситоры (исходя из предъявляемых требований для занятия данным видом деятельности этот термин соответствует понятию юриста общего профиля – прим.) и барристеры (аналогично адвокатам – прим.).

Солиситоры, их число составляет примерно 55 тысяч, выполняют роль юридических советников, подготовляющих для барристера досье по делу. Сами же они могут выступать лишь в нижестоящих судах.

Насчитывается около 6500 барристеров. Барристеры обладают монопольным правом выступать в Высоких судах. Английские адвокаты (барристеры) должны состоять в одной из четырех корпораций адвокатов, так называемых «иннах» (Грейс-инн, Внутренний Темпл-инн, Линколн-инн, Средний Темпл-инн)[1].

Как видно из приведенного примера, гарантии оказываемой юридической помощи обеспечиваются функционированием института адвокатуры (барристеров), при этом, установлена монополия барристеров на участие в Высоких судах. Аналогичная норма предлагается в проекте Гражданского процессуального Кодекса Республики Казахстан.

В США, как и в Англии, существует общее понятие юридической профессии (legal profession), которая включает в себя юридическую деятельность адвокатов, юрисконсультов предприятий и учреждений, профессоров права и судей.

И также, как и Великобритании, в Верховном суде вправе выступать только адвокаты: «требования, необходимые для работы в качестве юриста, различны в каждом штате. Тот, кто признается юристом (lawyer) в данном штате, может работать в качестве юриста только в этом штате, а также выступать в федеральных судах и в судах этого штата. Каждый юрист, получивший разрешение практиковать в данном штате, заплатив небольшую сумму, может быть записан в список адвокатов, которым разрешено выступать в Верховном суде США. Для работы адвокатом в различных штатах требуется сдать экзамен, организуемый под контролем судов»[2].

Необходимо также отметить, что обладание исключительно университетским дипломом, без сдачи соответствующего экзамена, вступления в сообщества и получения разрешения, всегда недостаточно.

Американские юристы весьма многочисленны: «их примерно 750 тысяч, из которых 75 тысяч работают на частных предприятиях и 90 тысяч состоят на службе у правительства. Юристы объединены в ассоциацию, создаваемую в каждом штате под названием Ассоциация адвокатов. В 28 штатах создание отделения такой ассоциации обязательно. Федерация ассоциаций штатов образует Американскую ассоциацию адвокатов»[3].

После изучения приведенных примеров, кто-то может упрекнуть меня в том, что эти примеры относятся к странам с общим (прецедентным) правом. Поэтому, из «родной» нам романо-германской системы кодифицированного могу в качестве примера привести Японию, Францию, Германию как страны, в которых в том или ином виде действует монополия адвокатов на представительство интересов в суде.

Так, согласно ч. 1 ст. 54 Гражданского процессуального Кодекса Японии, за исключением должностного лица, действующего в соответствии с законом и подзаконными актами, никто не вправе быть представителем интересов лиц в судах за исключением адвоката.

Французская модель судопроизводства также провозглашает исключительное право адвокатов защищать и представлять интересы лиц в судах.

Согласно параграфу 78 Гражданского процессуального Кодекса ФРГ, в ландгерихтах (суд второй инстанции – прим.) и во всех судах вышестоящих инстанций стороны должны представляться через адвоката, допущенного к деятельности в суде, ведущем процесс, действующего в качестве уполномоченного (адвокатский процесс).

«Кроме того, участие адвоката, согласно параграфу 23 Закона «О судоустройстве», обязательно и в амтсгерихтах (суд первой инстанции – прим.) в судах по семейным делам, например, по особо важным семейным делам, образованных при амтсгерихтах»[4].

Субъекты, участвующие в судах Турецкой Республики в качестве представителей в обязательном порядке должны иметь статус адвоката, за исключением юристов, привлеченных к работе по трудовому договору государственными органами (Закон «Об адвокатуре» от 19 марта 1969 года). При этом, адвокатом может быть гражданин Турецкой Республики, имеющий юридическое образование, успешно прошедший стажировку и сдавший экзамен в органах адвокатуры. Кроме того, для занятия юридической практикой в судах обязательно членство в одной из коллегий адвокатов.

Традиционно схожая с нашей, правовая система Российской Федерации также в настоящее находится в стадии реформирования, в связи с планируемым введением адвокатской монополии на представительство интересов в судах.

В частности, постановлением Правительства Российской Федерации принята государственная программа «Юстиция», в которой путем принятия соответствующего закона, предусмотрено повышение статуса адвокатов в профессиональном юридическом сообществе путем создания механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации, … упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры; оптимизации процедуры допуска к профессии адвоката и стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи; развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников.

Анализ предлагаемой реформы позволяет сделать вывод о формировании в России стандартизированного института оказания правовой помощи адвокатами.

Очевидно, что порядок судебного представительства по гражданским делам в Казахстане также нуждается в реформировании, и законодатель весьма своевременно приступил к реализации этой идеи. Предложенная институционализация правовой помощи в рамках адвокатуры создаст ранее отсутствовавшие гарантии реализации прав и законных интересов лиц, обратившихся за правовой помощью и обеспечит соответствие ее качества международному стандарту.

 

Искандер АЛИМБАЕВ
Магистр права, адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов  

[1] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 2009

[2] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 2009

[3] Там же.

[4] Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. – М., 2000

19 ноября 2014

Добавить комментарий: