Новый Кодекс получился на загляденье

В Минюсте поняли, что без учета мнения гражданского общества, разработать новый КоАП в лучших традициях мирового тренда вряд ли получится

Критиковать всевозможные новшества в законодательной сфере вошло у нас в привычку, превратилось в некую традицию, правило хорошего тона. Причем, зачастую критиканство не основано на глубоком знании и понимании предмета, а происходит как бы исподволь – случайно, ради «красного словца». Причины тому конечно фундаментальные, так как все новеллы разрабатываются и предлагаются в основном госорганами, а гражданское общество живет своей собственной жизнью, в непересекающихся с государством плоскостях и если честно, тоже не особенно-то и стремится к диалогу и взаимному сотрудничеству. Отсюда и природное недоверие ко всему, что исходит «сверху». Однако мне бы хотелось привести один пример, когда случился консенсус и на свет родился совершенно новый законодательный документ, важность которого трудно переоценить – Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), составленный в тесном взаимодействии государственного ведомства и институтов гражданского общества.

Симптоматично то, что новая версия КоАП принималась в достаточно открытом режиме, с учетом мнений всех заинтересованных сторон, а не только в одностороннем порядке, когда условия и ноу-хау разработчика просто навязываются по принципу «примите к сведению» или, в крайнем случае, проходят довольно формальное согласование с представителями гражданского общества. Слава богу, здесь удалось избежать формализма, а большинство значимых предложений того же адвокатского сообщества были приняты во внимание и включены в итоговый документ нового Кодекса.

Немаловажную роль в этом процессе сыграла позиция Министерства юстиции, как государственного органа ставшего автором обновленного издания КоАП. Необходимо отдать должное Минюсту – его специалисты проявили объективность при обсуждении очень многих знаковых вопросов, не отмахиваясь от пожеланий профессиональных юристов, а готовые идти на компромисс рассматривали и включали наиболее важные поправки в документ, который в скором будущем будет влиять на правовые аспекты жизни граждан нашей страны.

Начну, пожалуй, с близкого сердцу всех автолюбителей новшества. Согласно новому КоАП сотрудники дорожной полиции смогут изымать водительские удостоверения при достаточно узком круге конкретных случаев. Притчей во языцех стало то, что при малейших, самых незначительных и ничтожных нарушениях правил дорожного движения у казахстанских водителей тут же отбирают документы. Теперь подобной практике будет положен конец, что может только благотворно сказаться на профилактике низовой коррупции.

В целом в отношении физических лиц предусмотрен ряд смягчающих поправок, что не может не радовать, особенно с учетом общего вектора развития национального законодательства. Если говорить о развитии мировой правовой системы, то оно направлено на гуманизацию административного законодательства и Казахстан как государство, так или иначе инкорпорированное в мировое сообщество, следует этому тренду. Так вот, в новый Кодекс вводится норма, согласно которой гражданин получает возможность обжаловать в суд действие или бездействие должностного лица либо уполномоченного органа осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. Еще одна новелла заключается в том, что теперь возможен пересмотр вступивших в законную силу постановлений по административным правонарушениям в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Наконец, по новому КоАП в отношении физлиц может быть сокращен штраф до 30 процентов в случае установления смягчающих их вину обстоятельств. Все это говорит о том, что наша правовая система способна модернизироваться не только в сторону набивших оскомину ужесточений или увеличения карательных мер, но и гармонично развиваться с учетом современных требований, становиться либеральней, реформироваться в канве мирового опыта преобразований.

Следует отметить и то обстоятельство, что в разработанном Минюстом при непосредственном участии адвокатуры Кодексе значительно упрощена процедура взыскания административных штрафов. Она сделана более дифференцированной. Так, отныне в случае взыскания штрафа с физического или юридического лица последнее будет обладать правом выплаты лишь 50 процентов от суммы наложенного взыскания. Уменьшение наложенного денежного штрафа ровно наполовину станет возможным в ситуации, когда лицо, в отношении которого составлен административный протокол или ведется административное производство уполномоченным органом, полностью согласно с допущенным нарушением и не собирается обжаловать наложенные штрафные санкции в судебном порядке. Автоматически в отношении такого лица будет применяться смягчающая мера в виде существенного уменьшения наложенного адмштрафа до 50 процентов от изначального взыскания. Согласитесь это очень прогрессивная продвинутая мера, резко отличающаяся от вечно ожидаемых нашим обществом ограничений и ухудшений, обычно выраженных емким фразеологизмом «закручивание гаек».

Не могу обойти стороной и новшество, непосредственно касающееся адвокатской деятельности. Напомню, что функции по ее лицензированию, а также контроля над качеством юридических услуг возложены на органы юстиции. Соответственно, участвуя в обсуждении нового административного кодекса, мы поставили перед Минюстом: почему бы не возложить именно на его структуры и право составлять протокол об административном правонарушении за воспрепятствование законной деятельности адвоката с передачей протокола в суд? В результате пришли к пониманию, что пора искоренять практику безнаказанного игнорирования адвокатских запросов, как одного из ключевых орудий, инструментов по защите законных интересов и прав граждан. Специалисты Министерства юстиции согласились взять под личный контроль эту работу, благодаря чему появилась совершенно новая статья 645 КоАП.

Она гласит, что «воспрепятствование осуществлению законной деятельности адвоката, выразившееся в непредставлении в установленные законодательством сроки, либо необоснованный отказ в представлении, либо неполное представление по письменному запросу адвоката либо коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторы документов, материалов или иных сведений, необходимых для осуществления их профессиональной деятельности, либо представление сведений, не соответствующих действительности» влекут штрафы от 350 до 750 МРП на должностных лиц организаций и до 2 тысяч МРП на субъекты крупного предпринимательства. Причем, с наличием четкого механизма реализации этих наказаний.

Дело в том, что раньше отсутствовала процедура исполнения наказаний за подобное попрание законных прав адвокатов, стоящих на страже интересов конкретных граждан. Да, существовала прописанная в действующем Кодексе статья 523, но, по сути, она изначально являлась неработающей, так как не был определен уполномоченный орган, сотрудники которого должны были составлять протокол об административных нарушениях. Возможно, поэтому адвокатские запросы госслужащие и руководители негосударственных организаций игнорировали сплошь и рядом, хотя по закону «Об адвокатской деятельности» обязаны были предоставлять исчерпывающую письменную информацию по ним в десятидневный срок. Теперь же, я надеюсь, ситуация может кардинально измениться в лучшую сторону и выиграют от этого прежде всего обычные граждане, которые обращаются за качественной юридической защитой своих прав к профессиональным адвокатам.

Показательно здесь и другое: этот пример может служить индикатором успешности взаимодействия государства с институтами гражданского общества. Как только происходит эффективное взаимное сотрудничество госорганов и негосударственных организаций, места для пустопорожней критики практически не остается. К тому же, от подобного консенсуса выигрывают в первую очередь не две участвующие в обсуждении и принятии стороны, а все общество в целом. Совершенно не поступаясь своими принципами, а главное интересами соблюдения законности, Министерство юстиции все же продемонстрировало гибкий и здравомыслящий подход, благодаря чему в ближайшее время мы получим достаточно передовой Кодекс об административных правонарушениях. Кодекс, который формулирует основополагающий принцип административной юстиции. Это обнадеживает и вселяет уверенность, что и другие госорганы последуют примеру своих коллег в части более открытого, неформализованного сотрудничества с представителями гражданского общества.

Данияр КУСТАВЛЕТОВ

Добавить комментарий: