МОДЕРНИЗАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ПАРЛАМЕНТСКИЕ СЛУШАНИЯ

В Астане, в Мажилисе Парламента РК состоялись парламентские слушания на тему: «Дальнейшая модернизация уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства Республики Казахстан».  Перед участниками слушаний выступил председатель Республиканской коллегии адвокатов Ануар Тугел.

В публичных дебатах в Мажилисе помимо парламентариев приняли участие представители Конституционного Совета, Генеральной прокуратуры, КНБ, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, министерств внутренних дел, юстиции, финансов и другие.

Выступая перед собравшимися, Ануар Тугел отметил, что двухлетний опыт действия в Казахстане нового уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства не мог не предоставить богатую пищу для размышлений и обобщений.

«На самом острие практического осмысления этого процесса сразу же оказалось адвокаты страны, которые по своей природе имели возможность соприкоснуться со всеми его аспектами и проявлениями» — подчеркнул Ануар Курманбаевич.

Как было отмечено председателем РКА, достаточно богатая практика применения кодексов в сфере уголовной юстиции позволила выявить ряд проблем и прежде всего, они связаны с соблюдением конституционных прав человека и гражданина, вовлеченного в орбиту уголовного судопроизводства, а так же с вопросом обеспечения реальной состязательности сторон в уголовном процессе.

1qq

«По новому УПК, участие адвоката обязательно в суде, если участвует прокурор, как государственный обвинитель.

С введением должности следственного судьи сегодня суды рассматривают некоторые процессуальные действия в порядке судебного контроля на стадии досудебного производства. При этом за исключением отдельных, прямо предусмотренных случаев, вопрос об обязательности участия адвоката в  досудебном  производстве у следственного судьи в целом остался нерешенным. Результатом этого является нарушение принципа состязательности.

Например, нарушениями принципа равноправия и состязательности сторон и  права на защиту является также и возможность рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей следственным судьей единолично при обязательном участии только прокурора, в отсутствие адвоката. Закон не предусматривает даже нормы об обязательности информирования адвоката о предстоящем рассмотрении этого вопроса.

Новый УПК предусмотрел право адвоката на инициирование на договорной основе производства судебной экспертизы. Участник процесса, по инициативе которого назначается экспертиза, может представить в качестве объектов экспертного исследования предметы, документы. Однако орган, ведущий уголовный процесс, вправе мотивированным постановлением исключить их из числа таковых.

Таким образом, даже в том случае, когда экспертиза проводится на основании адвокатского запроса, следователь наделен правом вмешиваться в этот процесс и принимать решение об исключении объектов исследования по своему усмотрению.

Результаты экспертизы по запросу  адвоката направляются следователю, что также указывает на неравенство сторон защиты и обвинения. Мы согласны с тем, чтобы заключение направлялось следователю, но адвокату в обязательном порядке должна направляться копия, ведь заключение производится по его запросу.

Надо отметить, что согласно буквальному толкованию норм  УПК только постановление органа, ведущего уголовный процесс — следственного судьи о назначении экспертизы обязательно для исполнения органами или лицами, которым оно адресовано и входит в их компетенцию. То есть, адвокатский запрос о производстве экспертизы, увы, не является обязательным для исполнения экспертным учреждением.

Иными словами, и здесь мы вновь сталкиваемся с нарушением  равноправия адвоката и следствия, что подрывает фундаментальный принцип состязательности процесса.

Защитник вправе  получать копии процессуальных документов, подлежащих вручению ему и его подзащитному. Но вопрос о перечне таких документов УПК не регламентирует. Следователь сам решает, какие документы дать адвокату, а какие утаить до окончания досудебного расследования, когда он уже обязан предоставить адвокату все материалы дела для ознакомления.

Практика утаивания от стороны защиты материалов, доступных прокурору и суду, противоречит принципу равенства сторон в процессе.

УПК предоставляет судье кассационной инстанции возможность решить единолично вопрос о наличии или отсутствии оснований к истребованию судебного дела и принимать решение об отказе в передаче ходатайства в кассационную инстанцию, с выводом об отсутствии оснований для пересмотра обжалуемого судебного акта. И самое главное, адвокат не может обжаловать это постановление судьи по тем основаниям, которые он привел в своем ходатайстве, что практически ограничивают возможность обжалования судебных актов нижестоящих судов.

Кроме того считаю необходимым расширить категории дел рассматриваемых с участием присяжных заседателей. Главой государства в Плане нации «100 конкретных шагов» в 21 шаге поставлена конкретная задача по расширению перечня категорий дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей. Однако, это поручение было выполнено за счет расширения не действующих составов преступлений, что за последние годы привело к снижению количества дел рассмотренных с участием присяжных заседателей. Следует обеспечить тайну совещания суда с участием присяжных. Никто, в  том числе и председательствующий, не вправе воспрепятствовать отправлению правосудия суда с участием присяжных. Вердикт суда должен приниматься без участия судьи.

 Нельзя забывать, что дальнейшее развитие института присяжных заседателей имеет важное социально-правовое значение.

Вопрос об обеспечении потерпевших квалифицированной юридической помощью остался без правового регулирования, особенно в случаях, когда государственный обвинитель отказывается от обвинения.

Предлагаем предоставить потерпевшим право на квалифицированную юридическую помощь, исключив возможность представления интересов потерпевших любыми лицами, кроме адвокатов.

Для повышения роли УПК, предлагаем исключить возможность регулирования вопросов, связанных с уголовным процессом, иными законодательными и подзаконными актами. В частности, предлагаем регламентировать допуск адвокатов к участию в делах, связанных с государственными секретами, в самом УПК, а не на уровне подзаконного акта. Существующий сейчас порядок привел к ограничению права граждан на самостоятельный выбор защитника.

Принимаемые в настоящее время судами немотивированные приговоры, представляющие собой в большинстве случаев копии  обвинительных актов. 

УПК должен содержать норму об обязательности дачи судьей  правовой оценки каждому доводу сторон обвинения и защиты, как в обвинительном, так и в оправдательном приговоре.

И наконец, о наболевшем, о гарантиях адвокатской деятельности. В Законе «Об адвокатской деятельности» закреплено, что адвокатское делопроизводство, в том числе средства мобильной связи, аудиоаппаратура, компьютерная техника, не подлежат досмотру, осмотру, выемке, изъятию и проверке. Следует отметить, что это не дань моде, все выше перечисленные технические средства являются в наше время необходимыми в профессиональной деятельности каждого адвоката. Однако при входе адвокатов в здания органов ведущих уголовный процесс эти нормы нарушаются. Необходимо раз и навсегда закрепить их в УПК».

1qqq

Завершая свое выступление, Ануар Тугел отметил, что все вышеперечисленные проблемы требуют внимания, так как их решение направлено не только на повышение роли УПК, но и на повышение роли адвокатуры в защите прав, свобод и законных интересов граждан.

                                                                                                                Пресс-служба РКА

Добавить комментарий: