Как выглядит среднестатистический российский адвокат?

Как выглядит среднестатистический российский адвокат, какие качества его характеризуют и какие пути он выбирает, стремясь вверх по карьерной лестнице? Эксперты Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ провели исследование адвокатского сообщества в России и выяснили, к чему он стремится, какими ценностями и принципами руководствуется, а заодно и как относится к адвокатской монополии.
Типичный адвокат

Типичный адвокат – это мужчина средних лет с высшим образованием, который, скорее всего, работает в коллегии. Он перерабатывает, но находит время на бесплатную помощь, считает, что спрос на адвокатские услуги сокращается, и надеется на адвокатскую монополию – такой портрет «усредненного» российского адвоката нарисовало исследование, проведенное Институтом проблем правоприменения.

Трое из пяти адвокатов страны (59,5 %) – мужчины, подтверждают данные. Средний возраст российского адвоката – 43,5 года (44 года у мужчин, 42,9 года – у женщин), молодежи (до 30 лет) и пожилых людей (60 и старше) значительно меньше – 9,4 % и 10,7 % соответственно. У трех четвертей опрошенных юридическое образование было первым или единственным, почти каждый второй получил его на дневной форме обучения (на вечерних – лишь 8 %). Учились на юриста заочно двое из пяти опрошенных – обычно в случае второго высшего образования. А получал его типичный российский адвокат в университете в своем регионе (56 %) (подробнее о юридическом образовании в России в материале «Исследование: кто и как сегодня учит будущих юристов»).

Стать адвокатом по окончании вуза решают далеко не все. Получить статус поторопилась треть опрошенных (31,1 % – до двух лет после окончания вуза или стажировки), 20 % стали адвокатами через три-пять лет после окончания вуза, а двое из пяти респондентов пришли в адвокатуру лишь через шесть лет.

Portrait_Russian_lawyer_2015_12_15
Три четверти адвокатов работает в коллегии, и только каждый пятый ведет свою деятельность в рамках адвокатского кабинета. В юрконсультациях работают 5,9 % респондентов, а наименее популярной в адвокатском сообществе оказались адвокатские бюро – их выбирают не более 3 % опрошенных. Руководителей среди адвокатов достаточно: почти каждый пятый имеет опыт руководства коллегией или бюро, каждый десятый входит в Совет региональной палаты адвокатов или участвует в ее работе, а 7,5 % опрошенных в ходе исследования участвуют в распределении уголовных дел по назначению. Нередко эти статусы совмещаются. Мужчины руководят чаще, чем женщины: среди последних доля «рядовых» адвокатов на 9 % выше, чем среди мужчин, – 80 % и 71 % соответственно. Там, где речь идет о реальных рычагах управления, доля мужчин выше: руководителями или членами правления адвокатских образований является пятая часть опрошенных адвокатов-мужчин. Для сравнения: у адвокатов-женщин на управленческих позициях оказалась только каждая восьмая участница опроса («Женщины-юристы: сомнительное преимущество»).

Practice_more_than_40_hours_during_week_2015_12_15
Нагрузка у мужчин оказывается ниже, чем у женщин. В среднем же каждый адвокат ведет 56 дел в год – и работает при этом больше положенных 40 часов в неделю. Перерабатывает каждый второй, при этом самые загруженные – руководители адвокатских образований. Несмотря на нагрузку, половина опрошенных адвокатов находят время на работу pro bono – оказание юрпомощи бесплатно, причем более загруженные занимаются «юридической благотворительностью» чаще своих менее занятых коллег.

average_number_cases_lawyer_2015_12_15

Профессия – дело семейное

Для многих представителей адвокатского сообщества профессия юриста – дело семейное. Особенно часто адвокатские династии встречаются среди представителей адвокатской элиты, однако юристами у представителей органов адвокатского самоуправления чаще всего работают не родители или родственники-ровесники, а дети: среди адвокатов, представляющих АП региона, 28,5 % имеют детей-юристов, а среди руководителей адвокатских образований дети каждого четвертого получили юридическое образование. Для сравнения: дети «рядовых адвокатов» пошли по стопам родителей лишь в 10 % случаев.

presence_family_relatives_Lawyers_2015_12_15

Лицо успеха

Успешный российский адвокат несколько отличается от среднестатистического. Востребованные специалисты несколько моложе, доля мужчин среди них немного выше, чем в среднем по выборке. Как правило, это люди с солидным адвокатским стажем, которые пришли в адвокатуру 10–15 лет назад. При этом форма полученного самим адвокатом образования и то, было ли юробразование первым, роли не играет. Часто они не ограничиваются лишь адвокатской деятельностью, занимаясь также преподаванием или наукой (почти четверть успешных адвокатов).

Понять, насколько востребован адвокат, можно по трем параметрам, пришли к выводу в Институте проблем правоприменения: успешный специалист работает преимущественно с постоянными клиентами, имеет нормальную или высокую нагрузку в течение всего года, а также работает как по всему своему региону, так и за его пределами. Деньги в этом случае – не главное: вознаграждение обычно зависит от уровня дохода населения в регионе.

Portrait_successful_Russian_lawyer_2015_12_15
Почти половина из «успешных» специализируются на гражданских делах (47 %) или имеют смешанную специализацию (33 %). Среди менее востребованной части адвокатского сообщества, напротив, преобладает специализация на уголовном процессе. Самые востребованные адвокаты в среднем ведут гораздо меньше дел в году, чем их коллеги, находящиеся в середине «шкалы успешности», делающие ставку на количество дел. У наименее востребованной части сообщества дел так же мало, как и у их самых успешных коллег, но по другой причине – из-за проблем с поиском клиентов. Хорошим критерием экономической успешности адвоката является количество арбитражных дел – высоковостребованные адвокаты в год в среднем ведут по 10 таких дел (восемь гражданских и два административных), у наименее востребованных бывает лишь одно арбитражное дело в году.
Карьера адвоката: вход и выход

Не все выбрали адвокатуру сразу: каждый четвертый пришел туда спустя 10 лет другой деятельности. Исследование подтвердило, что адвокатура привлекает бывших правоохранителей и сотрудников прокуратуры – после «органов» туда пришли соответственно каждый пятый и каждый восьмой. Но и так называемых «гражданских юристов» среди нынешних адвокатов немало: более чем каждый пятый имеет опыт работы юрисконсультом в коммерческих фирмах, а еще каждый восьмой трудился юристом в госорганизациях. Лишь 4,1 % опрошенных до получения статуса занимались наукой или преподавали в вузе, 2,8 % работали в Минюсте, 1,1 % – в нотариате.

Доля бывших судей среди адвокатов невелика, подтверждают результаты исследования: наиболее заметны судьи районных судов – 2,6 %. Еще 8,4 % адвокатов имеют опыт работы в аппаратах судов.

Больше всего выходцев из силовых ведомств среди тех, кто получил статус адвоката в 1990-е годы и начале 2000-х (до принятия закона об адвокатуре) – 36,9 %. Число «гражданских» юристы существенно выросло за последнее десятилетие: почти каждый третий адвокат, получивший статус в 2002 году и позже, имеет такой опыт работы.

Предыдущий опыт работы определяет и специализацию: бывшие силовики в более чем половине случаев имеют высокую специализацию на ведении уголовных дел, а пришедшие в адвокатуру из коммерческого или неправоохранительного госсектора, чаще, чем в целом по выборке, выбирают высокую специализацию на гражданском процессе (44,9 %). Влияет на специализацию и место работы: чем меньше населенный пункт, тем чаще адвокат специализируется на уголовных делах. Имеет значение и возраст: новичкам и пожилым сложнее конкурировать за более выгодные гражданские дела, и они вынужденно специализируются на уголовных.

Выяснили исследователи и то, в какие сферы устраивается адвокат, принявший решение отказаться от статуса. Большинство указывают либо работу в гражданском секторе, включая развитие собственного юридического бизнеса, либо судейскую карьеру. Впрочем, шанс стать судьей у вчерашнего адвоката невелик и с течением времени сокращается: «Если среди тех судей, кто был назначен в 1990–2000-х годах, каждый пятый судья имел опыт работы в адвокатуре, то среди судей, назначенных за последние пять лет, имеют опыт работы адвокатом лишь 7,6 %», – говорится в исследовании.

Каждый третий считает, что адвокаты уходят в иные сферы, не связанные с юридической профессией. Карьеру в госсекторе считает реальной каждый пятый опрошенный. Занятость в правоохранительных органах или в прокуратуре представляют реальным развитием карьеры лишь единицы.

Hypothetical_career_paths_lawyer_2015_12_15

Монополия формирует спрос?

Спрос на адвокатские услуги сокращается, пришли к выводу исследователи, – только 22 % респондентов отмечают рост спроса на свои услуги в течение последних пяти лет. При этом 41 % из принявших участие в исследовании отмечают падение спроса. Казалось бы, тенденция должна быть противоположной, но адвокаты все менее востребованы, несмотря на наблюдаемое в последние годы усиление контроля за соблюдением законодательства, ужесточение регулирования и то, что число адвокатов в России значительно меньше, чем в большинстве развитых стран с переходной экономикой.

number_lawyers_Russia_EU_2015_12_14
Виной всему падающая в ходе кризиса платежеспособность населения, а также недобросовестная конкуренция со стороны частнопрактикующих юристов. С проблемами в неадвокатской среде ранее соглашались и члены Международной комиссии юристов. Их профессиональный уровень очень неоднородный, и их сложно наказать за некомпетентность, халатность или коррумпированность, указывали они в недавно опубликованном докладе, посвященном проблемам российской адвокатуры («Международная комиссия юристов взглянула со стороны на российскую адвокатуру»).

В ограничении судпредставительства для частных юристов и адвокатской монополии многие видят ключ к улучшению ситуации, ограничения поддержали 83,5 % опрошенных (ранее «Право.ru» запустило опрос «К чему приведет введение адвокатской монополии?»). Однако не стоит видеть в адвокатской монополии панацею, считают исследователи. «По нашему мнению, подобное «ограничение входа на рынок» для юристов, не входящих в корпорацию, не решит проблему спроса на услуги адвокатов. Спрос будет расти, если клиенты будут видеть эффект от работы адвоката», – приходят к выводу они.
Акцент на этику

Обратили внимание исследователи и на адвокатскую этику. О необходимости акцентировать внимание на профессиональном поведении в ходе подготовки юристов говорили ранее и члены Международной комиссии юристов, и представители адвокатуры и бизнеса в ходе прошедшей недавно дискуссии о юридическом образовании («Кто во что юрист: вузы, бизнес и адвокаты поспорили о юридическом образовании»). Исходя из взглядов на свое место в профессиональном сообществе и по своим оценкам правоохранительной системы адвокатов поделили на идеалистов, прагматиков, скептиков и индивидуалистов.
«Идеалисты» одновременно ориентируется на репутацию внутри профессионального сообщества и на свое положение в правоохранительной системе в целом, не готовы защищать людей с репутацией преступника или покинуть профессию в случае получения более выгодной работы.
«Прагматики» в меньшей степени ориентируются на профессиональное сообщество, не считают, что можно работать внутри существующей правозащитной системы, оставаясь честным. Они более склонны ориентироваться на результат, чем другие адвокаты, готовы защищать преступников, используют «лазейки» в законах, ориентируются на вердикт, а не на поиск истины.
«Скептики» критикуют как состояние правоохранительной системы, так и состояние адвокатского сообщества, не готовы защищать людей с репутацией преступника и думают не только о личной выгоде.
«Индивидуалисты» не ориентируются на репутацию внутри адвокатского сообщества, но не склонны критиковать правозащитную систему в целом. При этом они так же, как и прагматики, ориентированы на результат, хотя это стремление не столь сильно выражено

Две трети «прагматиков» – мужчины. «Прагматики» и «индивидуалисты» в среднем более молодые адвокаты, старшему поколению ближе полярные позиции – идеализм или критика, отмечено в исследовании. Среди адвокатов, имеющих опыт работы как в правоохранительных органах, так и в коммерческой компании, больше «прагматиков». В остальных случаях чаще представлены «идеалисты». К идеализму склонны и адвокаты, ранее работавшие в суде (37 %).

«Идеалисты» более склонны выражать поддержку существующей правоохранительной системе, они реже вступают в споры или фиксируют нарушения прав клиентов. Ближе всего к «идеалистам «индивидуалисты», которые в целом тоже принимают существующую систему, но при этом не ориентируются на мнение своих коллег и чаще думают о личной выгоде, отмечено в обзоре. Ориентация на результат и личную выгоду четче всего прослеживается у группы «прагматиков», которые к тому же оказываются наиболее успешной частью сообщества адвокатов. «Скептики» представляют наиболее критически настроенную часть сообщества, которая не видит никаких положительных моментов в текущей ситуации, в том числе они более негативно оценивают динамику спроса на свои услуги и чаще фиксируют нарушения прав клиентов.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий: