ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ – ТРЕБОВАНИЯ ЗАКОНА И СУЩЕСТВУЮЩАЯ ПРАКТИКА

Материалы выступлений спикеров Международной онлайн-конференции «Профессиональное представительство в суде. Новые вызовы юридической профессии».

Выступление судьи судебной коллегии по гражданским делам Северо-Казахстанского областного суда Кенжебаевой Ж.К.


В моем выступлении будут приведены лишь несколько наиболее простых и ярких примера недобросовестности представителей в гражданском процессе.
Ответить однозначно на вопрос, носит ли недобросовестность представителей массовый характер в судах Республики мне сложно. Я не веду анализ и детально этот вопрос не исследую. Мой опыт основан только на практике рассмотрения гражданских споров в судах Северо-Казахстанских области. К сожалению, могу сказать, что в нашей области злоупотреблений достаточно много.
Итак, на профессиональной основе юридическую помощь оказывают адвокаты и юридические консультанты.
Эта деятельность должна осуществляться с соблюдением фундаментальных принципов, в числе которых:

  • уважение и защита прав и свобод клиента;
  • предоставление юридической помощи в интересах клиента;
  • соблюдение норм профессионального и этического поведения;
  • уважение к суду, правилам судопроизводства и коллегам по профессии. Все это выдержки из Закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», то есть то, как должно быть. А теперь перейдём к примерам из последних заседаний нашей коллегии. Истец – мать (81 год), ответчик – старшая дочь (58 лет), третье лицо — младшая дочь (54 года). Второй муж матери умер более 20 лет назад, после него осталось наследство – благоустроенная квартира. Наследники по закону — мать и две дочери, у каждой по 1/3 доли, 2 года назад мать свою долю подарила младшей дочери. В чем суть спора? Оказалось, что умерший муж матери не является биологическим отцом ее старшей дочери. В 1966 году, когда они заключили брак, старшей дочери уже было 3 года. Однако в свидетельстве о рождении, датированном 1963 годом, отцом старшей дочери указан именно умерший, что и послужило основанием для выдачи свидетельства о праве на наследство. На фоне разногласий по содержанию квартиры у мамы со старшей дочерью возник семейный конфликт. В результате подан судебный иск о признании недействительным свидетельства о праве старшей дочери на наследство 1/3 доли в квартире. Другими словами, мать хочет лишить свою дочь наследства. Дочь не согласна, говорит, что всегда умершего считала своим отцом, отец работал начальником в исполкоме, мама своей рукой заполнила ее свидетельство о рождении, все и всегда считали умершего ее отцом, они были очень близки, как дочь и отец, в подтверждение представила даже личную переписку с умершим. Суд первой инстанции отказал. Не согласившись с таким решением, истец подала апелляционную жалобу, вновь обратив в ней внимание судей на то, что умерший не биологический отец ее дочери. Градус конфликта нарастал, дочь решила не участвовать во второй судебной инстанции, поэтому коллегии, к сожалению, не удалось примирить стороны. Судебная коллегия оставила без изменения решение суда, поскольку истец злоупотребляет истцом своими правами. Будучи матерью ответчика и находясь в зарегистрированном браке с умершим, совместно с дочерью принимая наследство, истец знала, что ее умерший супруг не является биологическим отцом ее старшей дочери, однако никаких претензий и возражений по этому вопросу долгие годы не имела, никогда не оспаривала данный факт, пока у нее с дочерью не появились личные разногласия. Отцовство не оспаривалось и самим умершим. Напротив, как следует из личной переписки, они со старшей дочерью были очень близки, при жизни он всегда считал и относился к ответчику, как к своей родной дочери. Мать через много лет после принятия наследства просто желает его пересмотреть и лишить свою старшую дочь 1/3 доли в квартире. Другой пример. Две компании заключили договор строительного подряда на сумму более 70 миллионов. Суть спора заключается в том, что компания-подрядчик работы выполнила, компания-заказчик работы по акту приняла, недостатков при приемке не обнаружила, стороны даже подписали акт сверки взаиморасчетов, в нём задолженность зафиксирована и признана заказчиком. Однако заказчик работы не оплачивает, на претензию не отвечает. Отсюда судебный спор о взыскании основного долга и неустойки. Суд первой инстанции принимает меры по примирению, но безрезультатно, выносит решение суда, взыскивает основной долг, неустойку существенно снижает, возмещает истцу судебные расходы, в том числе по оплате услуг представителя. Ответчик подает апелляционную жалобу. Затем за два дня до истечения срока на обжалование решения подает два заявления:
    • одно о вынесении дополнительного решения о взыскании представительских расходов, которые понесены уже после вынесения решения,
    • второе об исправлении описки в решении суда, в котором указывает, что суд в мотивировочной части решения не указал сумму подлежащих взысканию представительских расходов.
      Суд, как того требует ГПК, назначает судебные заседания, извещает стороны, проводит процессы, в удовлетворении обоих заявлений отказывает.
      Ответчик подает частную жалобу на определение суда об отказе в вынесении дополнительного решения.
      Таким образом, с момента вынесения решения суда проходит более 2 месяцев, прежде чем дело направлено в суд апелляционной инстанции, вместо месяца, как это предусмотрено законом и происходит в стандартных условиях.
      Коллегией привлечены к участию руководители обеих компаний, но примирить стороны в таком положении уже очень сложно. Истец больше не доверяет своему бывшему партнёру. В суде первой инстанции истец предлагал ответчику погашать долг ежемесячными платежами. Но ответчик отказался. Предпочёл довести дело до решения суда, обжаловать его и подавать заявления об описке и вынесении дополнительного решения.
      В итоге коллегией решение и определение суда оставлены без изменения. Впереди исполнение решения, если не добровольно, то принудительно, а это значит — исполнительное производство, меры взыскания, расходы судоисполнителя.
      И последний пример, по нему глухонемая женщина — жительница села отдаленного района области доверила свои семейные проблемы юридическому консультанту. По спору ценой в 428 000 тенге, заплатила ему за его услуги — 120 000 тенге, за информационную справку — 9 000 тенге и сумму государственной пошлины. А в суде апелляционной инстанции в самом начале процесса внезапно отказалась от иска.
      Коллегией через переводчика жестового языка несколько раз разъяснялись последствия отказа от иска, но женщина, действительно, просто хотела остановить бесполезную тяжбу, потому что устала, да и в принципе не хотела судиться. К юридическому консультанту ее привела сестра, где ее и убедили, что через суд можно компенсировать свои личные обиды к человеку, с которым состояла в незарегистрированных брачных отношениях и имела от них десятилетнюю дочь.
      Ответчик тоже глухонемой, обратился за платной юридической помощью к адвокату – члену областной коллегии.
      Предмет спора – раздел 1 лошади и 10 баранов. Доказательств, подтверждающих, что половина от них принадлежит истцу, нет. Тем не менее, это не помешало представителю несколько раз ходатайствовать об отложении дела, сначала для обеспечения явки, затем о допросе свидетелей: людей, перевозивших скот, акима и специалистов сельского акимата и даже районного ветеринарного врача.
      Коллегия просмотрела видеозаписи процессов. На них юридический консультант перед своим клиентом продемонстрировал отличные знания процессуального закона и профессиональные навыки участия в суде. Суд, кроме разрешения его ходатайств, был озадачен проблемой поиска и привлечения к участию в деле переводчика жестового языка. Усложнялось это и тем, что суд находится в отдаленной от города сельской местности, а стороны не были членами общества глухонемых, предоставляющих такого переводчика. Переводчика с трудом, но нашли, обеспечили его нахождение с истцом в одном помещении, ведь без этого перевод жестового языка невозможен. Допрошены все свидетели, вопросов у представителя к ним было очень много, но ни один из них не подтвердил доводы иска. Тогда юридический консультант суду представил личные фотографии своей доверительницы, где на фоне сельского двора изображен ответчик с жеребенком и на заднем фоне еле виден один баран.
      Выступления в судебном разбирательстве у представителя истца долгие, подробные и эмоциональные, но он в полной мере удовлетворил свое право быть выслушанным и показал клиенту особое рвение в отстаивании его интересов. Ввиду отсутствия доказательств, суд отказал женщине, взыскав с нее представительские расходы ответчика. Такой исход был настолько предсказуем и очевиден, что не нужно иметь высшее юридическое образование и состоять в палате юридических консультантов, чтобы понять это. Достаточно обладать простой человеческой логикой и быть порядочным человеком. Элементарно объяснить женщине, что суд – это не то место, где можно с легкостью и удовольствием получить материальную компенсацию обид на отца своего ребенка.
      Отказ суда никак не повлиял на представителя. Напротив, продолжая обнадеживать своего клиента, он составил объемную апелляционную жалобу о неправильной оценке доказательств. И уже был готов начать свое выступление, как его прервала доверительница и через переводчика заявила, что хочет полностью остановить процесс, потому что устала и больше не хочет судиться, потому что жалеет, что пошла на поводу у своей сестры, желавшей любым способом проучить несостоявшегося зятя.
      После подробных разъяснений прав и последствий, письменный отказ истца был принят, производство по делу коллегией прекращено. Потерянное время, деньги (более 176 000 тенге), стресс, усугубление конфликта с отцом своей дочери, не говоря уже о том, сколько людей и их времени было вовлечено в орбиту судебного разбирательства.
      Лицо растерянной, уставшей и смущенной женщины надолго останется в памяти судей коллегии.
      Почему приведены именно эти примеры, потому что они, с одной стороны, из абсолютно разных сфер отношений, с другой стороны, их объединяет одно: юридическую помощь во всех случаях оказывали адвокаты и квалифицированные юристы, члены палаты юридических консультантов.
      Все они достаточно квалифицированы и популярны, представляют интересы физических лиц и предпринимателей по многим гражданским делам в СКО.
      Внешне все выглядит в рамках закона, адвокат и юристы пользуются своими процессуальными возможностями, выражают в суде волю клиента и за это получают свой гонорар.
      Но тогда, какими из приведенных в самом начале публикации принципами руководствовались они, когда составляли иск и апелляционную жалобу матери против собственной дочери и более чем через 60 лет от имени матери заявляли, что ее умерший муж не был родным отцом дочери?
      Какими из этих принципов они руководствовались, когда писали безосновательные заявления об исправлении описки и вынесении дополнительного решения, ведь их квалификация позволяла понять, что описок и неразрешенных вопросов в решении на самом деле нет.
      И, наконец, каким принципам они следовали, когда глухо-немой сельской жительнице, находящейся под влиянием сестры, составляли иск о разделе лошади и 10 баранов против отца ее малолетней дочери, не имея при этом никаких доказательств?
      Принципами уважения и защиты законных прав и свобод клиента? Соблюдения высоких норм профессионального и этического поведения? А может быть, уважения к закону, суду и правилам судопроизводства?
      По закону юридическую помощь оказывают не только адвокаты и юристы-члены палаты юридических консультантов, но и в отдельных случаях государственные органы, нотариусы, частные судебные исполнители.
      И у суда задача не только в защите и восстановлении нарушенных прав, но и в целом в соблюдении законности в гражданском обороте, содействии мирному разрешению спора, предупреждении правонарушений, формировании уважительного отношения к закону.
      Все мы юристы, каждый день работаем с людьми. Правовая культура, сознание и грамотность общества, каждого отдельного человека, обратившегося к нам, зависят не только от нашего профессионализма, знаний и юридических навыков, но и от общих нравственных принципов, которыми мы руководствуемся.
      Безусловно, грамотных, честных и добросовестных адвокатов немало, думаю, большинство.
      Есть много талантливых, неравнодушных, воодушевленных юристов, которые создают с нуля свои компании по оказанию юридических услуг, день за днем усердно работают, защищая права своих клиентов, при этом во главу всей своей работы ставят добросовестность, дорожат своей репутацией, соблюдают деловую этику, уважают коллег по профессии. Ведь только так мы можем избежать судебных споров между самыми близкими людьми: мамой и дочерью, а семейные разногласия будут решаться мирно в кругу семьи. Адвокат просто объяснит, что не все конфликты можно и нужно решать в суде.
      Тогда партнеры по бизнесу, доверившие друг другу строительство крупных объектов на десятки миллионов тенге, при возникновении финансовых трудностей, просто сядут за стол переговоров и войдут в положение друг друга. Составить новое юридически грамотное мирное соглашение поможет им адвокат или просто хороший порядочный юрист и за это получит свой заслуженный гонорар.
      И тогда нет расходов на госпошлину, нет судебного спора, нет исполнительного производства, а самое главное нет конфликта между людьми.

О Pressa

Пресс-секретарь Республиканской коллегии адвокатов

Добавить комментарий: