Ануар ТУГЕЛ: Пиариться адвокату можно, если он отстоял права своего доверителя

Ануар ТУГЕЛ: «Пиариться адвокату можно сколько душе угодно, если он защитил и отстоял права своего доверителя. Если он выиграл дело, победителей не судят. А если проиграл, то на фоне безудержного популизма отдельных представителей адвокатуры, это может оказать медвежью услугу всему нашему институту — институту гражданского общества»

Этой осенью адвокатское сообщество Казахстана утвердило собственный Кодекс этики, за злостное нарушение которого обещает даже лишать своих представителей соответствующей адвокатской лицензии. Среди «особых» пунктов, которые следует строго-настрого соблюдать отечественным Плевако, в первую очередь значатся сохранение адвокатской тайны, причем на нее не распространяется срок давности, а также «открытые контакты» с правоохранительными органами только в интересах своего подзащитного. Помимо прочего, казахстанская адвокатура серьезно озаботилась и репутационными издержками цеха, прописав в утвержденном Кодексе необходимость корректного поведения своих представителей на всех стадиях гражданского или уголовного процесса, по отношению ко всем участникам и сторонам дела.

Интерес к новшествам внутри института адвокатуры подогревает и то обстоятельство, что сегодня полным ходом идут метаморфозы в законодательстве: реформируется гражданско-процессуальный кодекс, а с нового 2015 года в силу вступает принятый Парламентом новый УПК. Внедрение базовых законодательных документов, по которым предстоит жить обществу и работать адвокатам, происходит на фоне общего роста всевозможных процессуальных столкновений, увеличения громких судебных процессов и, как следствие, повышения внимания к персоне адвоката, его профессионализму и результативности. А с принятием внутрикорпоративного Кодекса этики и к личным качествам представителей этого нелегкого ремесла. Поэтому не удивительно, что у нас накопилось немало вопросов к главному адвокату страны, председателю Республиканской коллегии адвокатов Ануару ТУГЕЛУ.

— Ануар Курманбаевич, расскажите, в чем смысл принятия нового Кодекса адвокатской этики, насколько назрела необходимость в появлении подобного свода правил, и как он будет регламентировать отношения внутри адвокатского сообщества?

— Недавно в Алматы была созвана Вторая республиканская конференция делегатов от территориальных коллегий адвокатов. Этот высший орган Республиканской коллегии адвокатов собирается не реже одного раза в течение двух лет и на его заседании принимаются наиболее важные документы, которые в последующем определяют правила деятельности казахстанских адвокатов, по долгу службы отстаивающих права и законные интересы наших граждан.

В этом году на конференции был разработан и утвержден Кодекс профессиональной этики адвокатов Республики Казахстан, а также приняты Положения о порядке проведения аттестации отечественных адвокатов, призванные повысить профессиональные навыки адвокатуры, их знания, ответственный подход к работе и правовую культуру.

Так, адвокаты будут проходить очередную аттестацию каждые пять лет. В случае каких-либо существенных нареканий в отношении конкретного адвоката со стороны физических или юридических лиц, частного определения или постановления суда в его адрес, коллегия адвокатов будет вправе рассмотреть вопрос о его внеочередной аттестации.

Аттестуемый адвокат должен представить материалы, характеризующие его деятельность, после чего он пройдет собеседование, уже по результатам которого аттестационная комиссия, сформированная в адвокатских коллегиях примет решение: проводить ли с ним дополнительное тестирование. Варианты тестов и перечень вопросов на знание законодательства утверждается президиумом Республиканской коллегии адвокатов. В случае благополучного прохождения тестового задания, адвокат аттестуется, в случае недобора определенных баллов – аттестуется условно, с возможностью пересдачи через год, в случае низкого балла – не аттестуется, с последующим исключением из коллегий адвокатов.

В то же время, разработанный Кодекс об адвокатской этике налагает на них рамки делового, профессионального и морально-нравственного поведения, за грубейшее нарушение которых тоже могут последовать санкции в виде исключения из адвокатских рядов. К примеру, согласно утвержденному Кодексу деятельность адвокатов будет регламентирована некоторыми «священными» нормами, пренебрегать которыми было нельзя и ранее, но теперь «внутренние» правила и ограничения получат статус юридически оформленных, обязательных к исполнению.

Во-первых, особое внимание уделено сохранению адвокатской тайны, которую нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах: ни во время, ни после (без срока давности) защиты доверителя, ни письменно, ни устно. Исключение предусматривается лишь в случае желания самого клиента и то он должен будет предоставить соответствующее письменное заявление по этому поводу.

Во-вторых, адвокату строго-настрого запрещаются негласные, конфиденциальные контакты с правоохранительными органами, ведущими оперативно-розыскную деятельность по делу, участником которого он является, защищая права и интересы своего клиента. Контакты должны быть открыты и проходить в интересах своего доверителя или подзащитного в установленном законом порядке.

В-третьих, поведение адвоката должно быть уважительным ко всем сторонам гражданского или уголовного процесса, должно являть собой образец корректности и тактичности, ведь любая стадия адвокатской работы, тем более стадия судопроизводства – не место для сведения счетов, проявления субъективных предпочтений или чрезмерно эмоциональных выпадов в противоположную сторону.

За соблюдением морально-этических критериев адвокатской деятельности будут внимательно следить территориальные коллегии и наша Республиканская коллегия адвокатов.

— Не опасаетесь, что некоторые ваши коллеги воспримут новшества не совсем однозначно, а то и в штыки, ведь очень часто от адвокатов можно услышать, что они независимы, никому не подчиняются и неподконтрольны, кроме жизненных интересов своих клиентов? А тут им устанавливают пусть и весьма правильные, но все же критерии, пусть и широкие, но рамки, за пределы которых заступать не позволено?

— Лицензированные адвокаты, состоящие в территориальных коллегиях, так и так обязаны следовать указанным нормам профессионального и морально-этического поведения. Было бы странным, если бы кто-то и вправду начал выступать против Кодекса профессиональной этики, мотивируя это тем, что нужно быть крайне неэтичным в период работы с клиентом по принципу «все средства хороши» или «после меня хоть трава не расти». Просто сейчас обозначилась потребность в формировании образа адвоката, его имиджа без сучка и задоринки, как честного и порядочного специалиста, а не случайного человека, пришедшего в профессию за длинным тенге. Тем более, что не за горами принятие нового Гражданско-процессуального кодекса, в рамках которого ставки действующих адвокатов возрастут необыкновенно. Ведь согласно новому ГПК планируется существенно ограничить полномочия так называемых юристов – нелицензированных, не состоящих в коллегиях «представителей», частично дискредитировавших профессию, девальвировавших основы адвокатской деятельности. Вот они не за что ни в ответе, без кодексов и без этики, иногда и без надлежащего юридического образования, а зачастую и с диким популизмом умудрялись наворотить столько дел, что грамотным адвокатам после них приходилось в буквальном смысле слова разгребать авгиевы конюшни. В отличие от профессиональной адвокатуры, юристы не несли никакой социальной миссии и уж тем более были полностью независимы, так как от них ничего не зависело, они были полностью освобождены от какой-либо даже морально-этической ответственности. Кто-то оголтело пиарился, кто-то нападал на судей с мухобойками, но слава богу, в новом ГПК прописана норма, благодаря которой «юристы» смогут представлять интересы клиентов в гражданском судопроизводстве только на первой стадии судебного рассмотрения. Конечно, они могут и там «проявить себя», однако положа руку на сердце признаемся, что в новых условиях граждане, скорее всего, станут прибегать к услугам профессиональной адвокатуры, ведь со своим представителем или защитником люди привыкли договариваться на дальнюю перспективу, как минимум на две стадии судебного процесса.

Раз так, то и ответственность адвокатов возрастет в разы, а Кодекс профессиональной этики является признаком полноценности института, его соответствия мировым стандартам. К тому же профессиональным адвокатам, четко следующим фундаментальным принципам своей работы опасаться нечего: соблюдая эти правила они всегда будут востребованы и конкурентоспособны.

— Но, согласитесь, что в наши дни очень сложно и проблематично оценивать конкурентоспособность адвокатов, если судить по их результативности. В гражданском процессе еще возможно, но в уголовном, когда пусть даже самому опытному адвокату противостоит государственная машина обвинения, как показывает практика и статистика, адвокат зачастую находится в заведомо проигрышном положении…

  • Это правда только отчасти. При всей справедливости тезиса о заведомо более слабой позиции адвоката в уголовном производстве в сравнении с тем же гособвинением, следует признать, что настоящие мастера адвокатуры способны творить чудеса даже в самых, казалось бы, безнадежных ситуациях. Помощниками им в этом служит опыт, глубокое знание законодательства, умение выступать публично, решительность и принципиальность своей позиции. И, напротив, в гражданских баталиях, где адвокаты зачастую противостоят таким же адвокатам, где априори снижена возможность давления госаппарата, некоторые из них, имея на руках все карты, могут в чистую проиграть дело. Так что порой результативность адвокатской деятельности ничуть не зависит от фактора «страшного гособвинения», которое одним своим авторитетом способно парализовать и подчинить своей воле суд. От адвокатуры тоже многое зависит. И в первую очередь адвокатура должна всегда исходить из благополучия своего подзащитного, своего клиента. В таких случаях здорово помогает, когда в дело вступает адвокат-реалист, который не рисует своему доверителю воздушные замки, не обещает золотых гор и не сулит ему индульгенцию от всех обвинений. К слову, раздача 100-процентных гарантий положительного исхода со стороны адвоката, уже повод насторожиться. Хороший, профессиональный адвокат никогда не станет бросать слов на ветер. Он, прежде всего, будет исходить из реального положения дел, и нацеливаться на минимизацию вреда для своего подзащитного или увеличения пользы для клиента.

В целом, я хотел бы отметить, что как правило выдающегося адвоката отличает и то качество, что он не слишком спешит предавать происходящее в зале судебного заседания огласке. Наоборот, в вопросе гласности, он занимает больше сдержанную позицию, так как отличный адвокат всегда понимает, что порой гласность и излишняя публичность могут сыграть с его доверителем злую шутку. Это не только проблема опыта, но, если хотите, интуиции адвоката, его чутья. Не всегда чрезмерная «открытость» приносит положительные результаты, иногда она и губительна. И хороший адвокат должен чувствовать ситуацию, ведь на нем и только на нем лежит ответственность за правильный выбор тактики и конечный результат, который, как правило, является последствием этого выбора.

Так или иначе, но в новых условиях: с принятием нового ГПК и с усилением этической составляющей отечественных адвокатов, мера их ответственности безусловно повышается. Главное мерило успешности, надежности и эффективности адвоката вызревает как никогда прежде – интересы клиента, благополучие доверителя! Пиариться можно сколько душе угодно, если ты обеспечил соблюдение интересов гражданина, который к тебе обратился, защитил и отстоял его права. Если ты выиграл дело, победителей не судят. А если проиграл, то на фоне безудержного популизма отдельных представителей адвокатуры это может оказать медвежью услугу всему нашему институту — институту гражданского общества.

— Спасибо за содержательное интервью

Беседовал Артур САМАРЕЦ

Добавить комментарий: