АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ РАСХОДОВ НА ПОМОЩЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В СУДЕ

Материалы выступлений спикеров Международной онлайн-конференции «Профессиональное представительство в суде. Новые вызовы юридической профессии».

Выступление юриста Газымжанова Е., г. Нур-Султан


Действительно, в Казахстане имеется большая проблема возмещения расходов на представителя в суде.
Эти расходы судами постоянно занижаются. Причём это делается в нарушении ГПК.
Какое решение не возьми, в 90%-х срезаны представительские расходы.
А ведь это материальный ущерб участнику процесса.
Я думаю, что все согласны, что если человек прав, то он должен пройти через суды без какого-либо финансового ущерба для себя. Т.е. все его судебные расходы должны возмещаться противоположной стороной.
А у нас получается, если человек получил решение в свою пользу, то в обязательно он получит материальный ущерб в виде не полного возмещения своих расходов на представителя.
Но ведь так не должно быть!
Одной из задач гражданского судопроизводства указанных в ст.4 ГПК является восстановление нарушенных прав.
Вот давайте честно ответим себе: Разве будет считаться восстановленными права, если людям, на постоянной основе, только частично возмещаются их судебные расходы?
Естественно, я говорю сейчас только о занижении расходов в пределах ст.113 ГПК.

Все мы знаем, что ст.113 ГПК обязывает судей возмещать фактически понесённые расходы на представителя, но:

  • по имущественным требованиям не более 10% от взысканной суммы,
  • по неимущественным не более 300 МРП.
    И вот в этих пределах суды начинают уменьшать расходы на представителя в обоих случаях без разбору. Хотя, ГПК позволяет судьям снижать только по неимущественным требованиям, т.е. только в пределах 300 МРП.

Так повелось, что суды всегда ссылаются на ст.6 ч.5 ГПК, где сказано, что «Если законом или соглашением сторон спора предусматривается разрешение соответствующих вопросов судом, суд обязан разрешать эти вопросы исходя из критериев справедливости и разумности.».
Почему до сих пор некоторые судьи считают, что вопрос возмещения представительских расходов по имущественным требованиям они вправе разрешать исходя из своих субъективных критериев разумности и справедливости?
Ведь это не так!
В ст.113 ГПК дословно сказано: «По требованиям неимущественного характера сумма расходов взыскивается в разумных пределах, но не должна превышать 300 МРП.».
То есть принцип разумности предусмотрен лишь только по требованиям неимущественного характера.

Судьи обычно говорят, что если всего за 2 два судебных заседания был удовлетворён иск на 20 млн. тенге, то не справедливо взыскивать расходы на представителя в размере 2 млн. тенге.
Тогда почему суды не уменьшают размер госпошлины исходя из тех же критериев справедливости и разумности, которые они применяют к расходам на представителя?
Ведь, госпошлина — это своеобразная оплата государству за его судебные услуги. Расходы на представителя — это тоже оплата судебных услуг, но только услуги представителя.

До 2018 года всех судей путало Нормативное постановление Верховного Суда по расходам, которое несмотря на требование ГПК, позволяло срезать представительские расходы и по имущественным требованиям тоже.
В конце 2017 года Верховным Судом эта ошибка была исправлена. В п.14 указанного Нормативного постановления наконец-то были внесены изменения, которые уже исключают возможность снижать расходы на представителя по имущественным искам.
То есть, если сторона предоставила квитанцию с суммой, которая не превышает 10% от удовлетворённой части иска, то всё, суд обязан эту сумму полностью взыскать с противоположной стороны.
Никаких снижений не предусмотрено. И никакой оценки работе представителя не предусмотрено. Вообще в законе нет права у суда давать оценку работе представителя при возмещении расходов на него. От куда появилась эта практика?

После изменений 2018 года я, например, лично начал получать судебные акты в столичных судах с мотивировкой, что «представительские расходы не могут быть уменьшены в силу заявленных требований имущественного характера.». Апелляция Нур-Султана оставляла эти решения в силе с аналогичной мотивировкой.

Но потом, что-то пошло не так.
Судьи в какой-то момент стали делать вид, что никаких изменений в Нормативного постановление по судебных расходам не вносилось.
Может БЫЛО письмо разъяснительного характера в региональные суды, как обычно это бывает. Очень было бы интересно такое письмо увидеть, если оно существует, конечно.
Но факт остается фактом продолжилось беспощадное срезание представительских расходов по имущественным требованиям тоже. И продолжилось это срезание и в столичном суде тоже.
Как юристам разъяснять своим клиентам правила возмещения судом расходов на свои услуги, если в законе написано одно, а в суде получается другое?
Таким образом суды порождают конфликты между юристами и их клиентами.
У нас есть свежие примеры в Нур-Султане. Суд взыскал в пользу клиента около 32 000 000 тенге, но срезал представительские расходы, апелляция ещё больше срезала эти расходы.
Клиент посмотрел на это всё и отказался выплачивать своим адвокатам остаток гонорара. На ровном месте возник конфликт по гонорару, который перерос во второе судебное разбирательство. Теперь уже между адвокатом и его клиентом.
В дальнейшем суд отказал адвокату во взыскании остатка гонорара, сославшись на первые судебные акты, как на преюдицию и призвал чиновников из Министерства Юстиции наказать адвоката и установить для всех адвокатов единые тарифы за услуги юристов.

Теперь получается так, сколько суд возместил представительские расходы, значит столько и заработал адвокат. Разве это правильно?
А если суд отказал в иске, соответственно и не возместил представительские расходы? Получается по мнению суда адвокат должен возвратить гонорар?
Это же будет принцип гонорара успеха, который в Казахстане запрещён законом об адвокатской деятельности и юридической помощи.

Все юристы понимают, что не было бы конфликта между адвокатом и клиентом, если первые суды, как положено возместили бы этому клиенту полностью первую часть оплаченную им часть представительских расходов. Ведь они не превышали 10%-ый предел, установленный ст.113 ГПК.

Я, к примеру считаю, что такая неправильная практика по возмещению представительских расходов наносит вред развитию примирительных процедур.

Я думаю, что возмещение существенных судебных расходов могут мотивировать ответчиков к самостоятельному внесудебному восстановлению нарушенных прав истцов.
Я ПРЕДЛАГАЮ, помимо прекращения практики снижения представительских расходов по имущественным требованиям, также изменить ГПК и установить нижний предел возмещения расходов на представителя в суде в размере 100 МРП, вне зависимости от суммы иска.
То есть если задолжал, к примеру 10 000 тенге и довёл дело до суда, то будь добр, к этим 10 тысячам возмести 300 000 тенге на представителя противоположной стороны.

В ЧЁМ ВЫГОДА:
Во-первых, исчезнут судебные тяжбы по небольшим суммам. Нарушителю станет выгодно скорее погасить небольшой долг, чем получить судебное решение, котором на него дополнительно повесят представительские расходы на 300 000 тенге.
Во-вторых, истцы будут охотнее примиряться, так как объектом уступки станут не его законные интересы, а возможные представительские расходы в будущем, которые еще пока им не оплачены.

Станет вообще невыгодно нарушать гражданские прав других лиц.

ПОВЕРЬТЕ МНЕ, намного больше будет примирений и меньше будет судебных споров, когда исчезнет практика снижения расходов на представителя !!!

На первом этапе по итогам сегодняшней конференции, я предлагаю, Верховному Суду направить в региональные суды разъяснительное письмо, что закон не позволяет снижать расходы на представителя в пределах 10% от взысканной суммы.

Хотел высказаться по поводу выступления судьи … которая привела несколько примеров, в которых вина в судебной тяжбе как бы возлагается на представителя.
Возможно такие факты имеют места быть.
Но для этого существуют дискомиссии юридических организаций. Но ни в коем случае не должно быть места вмешательства в эти дела судей или других госслужащих.
Потому что судьи не видят всех деталей взаимоотношений между юристом и клиентом, так как представитель в суде ограничен обязанностью соблюдения профессиональной тайной. А в дискомиссиях таких ограничений нет для представителя.

О Pressa

Пресс-секретарь Республиканской коллегии адвокатов

Добавить комментарий: